О нюансах в общении с налоговой службой

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

О нюансах в общении с налоговой службой

Интервью председателя Налогового комитета Министерства финансов РК Даулета Ергожина.

Даулет Ергожин: У нас нет паранормальных способностей
Накануне Нового года казахстанские налоговики обходят с дозором кафе, рестораны и увеселительные заведения, выявляют реальные доходы этих предприятий и настоятельно рекомендуют их хозяевам вести бизнес по-честному. Тех, кто ослушается, ждут проверки "с пристрастием". О нюансах в общении с налоговой службой - в интервью председателя Налогового комитета Министерства финансов РК Даулета Ергожина.

- Даулет Едилович, сейчас многим предприятиям предъявлены налоговые требования. Речь идет о пересмотре контрактов с компаниями, признанными лжепредприятиями. Почему налоговые органы не выявляли эти лжепредприятия раньше?

- Заранее выявить такие компании невозможно, поскольку они регистрируются в госорганах в соответствии с требованием законодательства. А выявляются такие предприятия, как правило, по истечении нескольких лет их деятельности. При наличии признаков лжепредпринимательства органы налоговой службы направляют такие материалы в правоохранительные органы. Факт лжепредпринимательства доказывают в уголовном процессе. Поэтому говорить: почему вы их не видели ранее? - это то же самое, что сказать участковому: "Почему вы не видели того или иного преступника до того, как он совершил преступление?" А у нас паранормальных способностей нет, чтобы предвидеть, кто, что хочет сделать! И ни технологически, ни финансово, ни экономически это невозможно.

- Но эти лжепредприятия сдавали налоговую отчетность+

- Они сдавали. Но в основном либо нулевую, либо указывали минимальные обороты и даже платили налоги, и при сопоставлении данных налоговой отчетности и уплаченных налогов вопросов по ним не возникало. Дело в том, что есть признаки создания лжепредприятия: это регистрация по поддельным или утерянным документам, отсутствие по месту нахождения, регистрация на лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях. Это позволяет сразу выявить налогоплательщиков с признаками лжепредпринимательства. При этом если предприятие де-факто существует, а компания находится по зарегистрированному адресу, никто не может сказать, что завтра оно будет заниматься обналичкой.

Налоговое законодательство предусматривает периодичность сдачи налоговой отчетности. Как минимум, это квартал. В течение этого срока, пока отчетность не сдана, контроль не проводится. И если мы хотим предупредить операции с потенциальным лжепредприятием, тогда в течение этого квартала нужно проводить тотальные проверки каждого и каждый день. Но тогда тяжко придется добросовестным налогоплательщикам. Разве это рационально? Кстати, количество лжепредприятий, признанных приговором суда, невелико: их всего около 500, тогда как всего по республике зарегистрировано около одного миллиона налогоплательщиков.

- Многим добросовестным компаниям приходят уведомления о необходимости корректировки налоговых обязательств - речь о тех бизнесменах, которые имели несчастье тем или иным образом сотрудничать с лжепредприятиями. И теперь добропорядочным деловым людям выставляют громадные пени за просрочку уплаты налогов. Но в момент финансовых взаимоотношений добросовестное предприятие имело дело с таким же добросовестным предприятием и только намного позже выяснилось, что то было не совсем честным. О соответствующем решении суда законопослушные граждане узнают только через год. Так почему они должны платить за нерасторопность и медлительность правоохранительных органов и налоговиков, вовремя не поставивших в известность о решении суда?

- Налоговые органы при выявлении признаков лжепредпринимательства все материалы передают в правоохранительные органы. В свою очередь, правоохранительным органам нужно время для проведения оперативно-розыскных и уголовно-процессуальных мер. И только потом этот вопрос рассматривают суды. Что касается вопроса извещения налогоплательщиков о лжепредприятиях, то Налоговый кодекс предусматривает размещение на сайте Налогового комитета списка лжепредприятий не позднее 20 рабочих дней со дня получения приговора суда, вступившего в законную силу. В соответствии с Уголовным кодексом лжепредпринимателем признается лицо, которое изначально создало предприятие не с целью занятия предпринимательской деятельностью, а с целью обналичивания. И если этот факт доказан в суде, то какие вообще могли быть нормальные сделки? Любая сделка с такой организацией считается фиктивной.

- А альтернатива налоговым проверкам есть?

- Сейчас мы запускаем новую информационную систему, которая будет брать все доходы налогоплательщиков и сравнивать их с вычетами их контрагентов, будет учитывать общую налоговую нагрузку. То есть запускается система управления рисков, и мы ожидаем, что к 2011 году, когда у нас все информационные системы будут запущены, будет четкий информационный контроль. И этим будет заниматься уже программа, а не сотрудники налоговых органов.

- Вы говорите об информационных системах+ Но зачем вкладывать столько денег в программы и компьютеры, если всё равно документы дублируются на бумаге? К примеру, чтобы перевести ИП из одного города в другой, уходит около месяца, и всё потому, что так долго идет подтверждение по почте. Почему при таких дорогих технологиях существует "двойной" документооборот?

- Документ о том, где находится налогоплательщик, налоговые органы получают не в электронном виде, а на бумажном носителе. Так положено, поэтому речь нельзя вести о "двойном" документообороте. В соответствии с законом есть определенные сроки для передачи документов. И если налоговые органы их не выдерживают, у налогоплательщика есть право обратиться с заявлением в вышестоящий налоговый орган. Человек не должен молчать. Для этого есть соответствующий блог, есть телефон доверия. У нас на блоге 2,5 тысячи обращений граждан и юридических лиц. И все мы рассматриваем.

- Вы на своём блоге сами отвечаете на вопросы?

- Больше чем наполовину вопросов отвечают специалисты, так как они являются "техническими", на остальные отвечаю я сам.

- Какие вопросы чаще всего вам задают?

- Технического характера. Как заполнить документ, как отправить и т. д. Гораздо реже жалобы на действия или бездействие государственных органов. Ну и анонимные обращения на должностных лиц.

- Неужели анонимки рассматриваете?

- Анонимные обращения по закону не должны рассматриваться, за исключением случаев, когда в таком обращении содержатся сведения о готовящихся или совершенных преступлениях. У нас есть служба ведомственного контроля, которая в любом случае отрабатывает все анонимки. И когда поступают обвинения в адрес должностных лиц налоговых органов, у нас правило такое: либо ты с этим соглашаешься и несёшь за это ответственность, либо ты пишешь заявление в органы внутренних дел с просьбой возбудить уголовное дело в отношении неопознанных лиц в части клеветы на государственного служащего. В МВД обязаны рассмотреть такое заявление и найти лиц, распространяющих сведения, не соответствующие действительности. И пусть они судятся между собой.

- То есть в Налоговом комитете блог стал инструментом общения с налогоплательщиками?

- Я каждый день проверяю свой блог. Поэтому, если ваши права нарушены, пишите! Но вот что интересно. Участились случаи обращения по разъяснению налогового законодательства, в связи с чем хочу обратить внимание, что такие вопросы должны рассматриваться всесторонне и детально профильными специалистами. Поэтому для получения качественного ответа по применению налогового законодательства лучше обращаться в Налоговый комитет в официальной форме. Но если вопросы касаются коррупции, взаимоотношений с налоговыми органами, если это жалобы, то я сам лично отвечаю на такие сообщения.

- Кстати, о коррупции. Вашим предшественником был сделан упор на борьбу с коррупцией. Вы продолжаете начатое?

- Конечно. Могу доложить. За 9 месяцев текущего года из 21 коррупционного правонарушения четыре выявлено самими налоговыми органами, а это 19%. По статистике, в республике этот показатель в среднем 2%. Из 31 уголовного дела семь возбуждено по нашей инициативе, а это 23%. По республике этот показатель в среднем 1,1%. Совместно с финансовой полицией мы в текущем году выявили шесть случаев, когда налогоплательщики предлагали взятку сотрудникам налоговых служб. По всем шести фактам возбуждены уголовные дела. Сотруднику, которому предлагали взятку, а он не взял её и обратился с соответствующим заявлением, а мы совместно с органами финансовой полиции и национальной безопасности поймали взяткодателя, у нас положена премия - 100 тысяч тенге. Независимо от суммы взятки. Предлагали 5 тысяч тенге, не взял - получи 100 тысяч.

- Но есть и другие факты. Летом в Южно-Казахстанской области при получении взятки в 150 тысяч тенге за вынесение положительного заключения по результатам хронометражной налоговой проверки, а также за покровительство задержаны два сотрудника налогового управления Шымкента. В мае в Петропавловске за получение взятки осуждён на 7,5 лет начальник отдела Налогового комитета СКО. Список можно продолжить+

- Такие случаи бывают. Если в нашем территориальном органе выявляется факт взяткодательства, во-первых, он должен быть подтвержден. Если человек осужден, сразу возникают вопросы к его руководству: куда смотрели? Кто его принимал на работу? У нас есть специальная комиссия, которая рассматривает дело непосредственного руководителя взяточника и руководителя территориального налогового органа. Учитываются все факторы: работа в целом, исполнение бюджетных прогнозных показателей, исполнение поручений в части соблюдения методики и улучшения системы администрирования, раскрытия преступлений собственными силами, в том числе выявление взяткополучателей самим налоговым органом. И рассматривается вопрос о соответствии занимаемой должности. Если у руководителя есть недостатки в работе и к тому же подчиненные берут взятки, то его освобождают от занимаемой должности. Если показатели по работе хорошие, рассматривается вопрос дисциплинарной ответственности. К примеру, объявляют строгий выговор, неполное служебное соответствие. Исправится, докажет, что достоин работать в налоговых органах - будет работать. Нет - до свидания!

Мы также создали специальное управление по раскрытию налоговых преступлений, которое отрабатывает все схемы и причастность сотрудников налоговых органов к данным схемам.

- Даулет Едилович, ваш предшественник ушёл с поста из-за того, что его подчинённый был уличен во взятке. В каком случае готовы уйти с работы вы?

- У нас остались те же условия: если серьезное правонарушение допустит сотрудник центрального аппарата, непосредственно подчиненный мне, или если этот человек был назначен мною. Или если на то есть решение руководства.

- Вы считаете правильным, когда руководитель уходит с работы за грехи своих подчиненных?

- У каждого руководителя есть еще руководство, которое в любом случае должно оценивать ситуацию. Но если работа не ладится, если выявляются факты коррупции, такие люди должны освобождать свои места.

- И сколько людей вы уволили в этом году?

- Двое были отстранены, четверо переведены на нижестоящую должность.

- Каких налоговых новостей ожидать бизнесу в следующем году?

- Тотальных проверок не будет! Есть система управления рисками, и в соответствии с ней мы будем проверять тех, кто попал в разряд рисковых предприятий. План проверок утвержден. У нас есть вопросы к более одной тысяче налогоплательщиков, так называемым "кочевникам". Стоял он на учете в Таразе, например, а ушёл почему-то в Уральск. Там активной деятельности не ведёт, поэтому к нему есть вопросы, есть подозрение, что он ушел туда ликвидироваться. По таким будем разбираться.

Хотел бы обратиться к налогоплательщикам: пора прекращать бардак с применением контрольно-кассовых машин с фискальной памятью и занижением оборотов при розничной торговле! Сегодня каждый третий налогоплательщик, занятый в малом бизнесе, не использует кассовый аппарат. Это факт. Каждый второй ресторан занижает обороты. Это тоже факт. По этим фактам во всех крупных увеселительных заведениях страны сейчас проводится хронометражное обследование. И вот что интересно: после прихода сотрудников налоговых органов обороты этих предприятий "нечаянно" выросли в 6-9 раз.

- Как проводится хронометраж?

- 2-3 сотрудника налоговых органов приходят, к примеру, в ресторан. Один находится в зале, фиксирует количество посетителей. Другой около кассы фиксирует все пробития чеков: сколько прошло наличности, сколько отбито чеков, на какую сумму, правильно ли используется кассовый аппарат. Затем проводится сверка данных и тогда становится ясно, чем "дышит" это заведение. У нас до анекдотов доходит. Иногда наши сотрудники приходят в ресторан, и тут выбегает администратор на улицу и начинает буквально отгонять посетителей. Говорит, что кондиционер сломался или воды нет, или пол пробило. И все это - чтобы скрыть доход. Было так, что сами себе свет отключали. Говорят нашим сотрудникам: "Идите, чего сидеть, света-то нет, ничего не работает". А после ухода налоговиков и свет дали, и кондиционер работает! Это сплошь и рядом и в Астане, и в Алматы+

- Все рестораны так будете проверять?

- Нет. Наша задача - не проверять, а научить людей соблюдать налоговое законодательство. Мы же при хронометражном обследовании их не штрафуем, к административной ответственности не привлекаем, мы объясняем, как нужно считать доходы, а как - расходы. И как заполнять налоговую декларацию. Мы просто говорим: "Уважаемые дамы и господа, в следующий раз не прячьте свои доходы! Оказывается, вы можете зарабатывать и по 100 000 тенге в день, а не по 1200, как вы показываете". То есть это больше профилактическая мера.

Ну а если у предпринимателя все равно прогрессирует болезнь по неуплате налогов, значит, его нужно проверить. На основании сведений в информационной системе проверяется взаиморасчет с каждым контрагентом: на какую сумму было завезено того или иного товара, кому он это все продал, куда перечислены деньги, сколько людей у него работает и т. д. То есть вся информация, касающаяся объектов налогообложения. При этом в соответствии с законом мы имеем право производить фото- и видеосъемку. После завершения моратория на проведения налоговых проверок мы проводили агитационную работу, призывали использовать кассовые аппараты. В следующем году такие мероприятия будут проводиться ежеквартально. Это необходимо, чтобы научить бизнесменов работать честно.

- Как финансовый кризис сказался на сборе налогов в этом году?

- Были определенные трудности в середине года. Понятно, что идет снижение поступления налогов. Это общемировая тенденция. Поставленную задачу по обеспечению поступления в бюджет мы выполняем за счет улучшения администрирования. У нас за 11 месяцев исполнение годового плана составляет 91,5%. Это больше на 1,6%, чем за аналогичный период прошлого года. По республиканскому бюджету выполнение почти 90%, рост на 1%. По местному бюджету выполнение 93,6%, рост на 2%.

К примеру, мы усилили контроль за деятельностью всех этих непонятных "схемщиков" при экспорте товаров. Мы отработали и остановили возврат на несколько миллиардов тенге. О всех схемах, с указанием компаний, адресов, сумм и фамилий я буду докладывать на заседании правительства. По местным налогам ситуация положительная. По налогам на транспортные средства мы исполнили годовой план уже на 111%. Мы провели совместные мероприятия с сотрудниками дорожной полиции. Сверили базу данных налоговых органов и органов дорожной полиции. Подняли всех неплательщиков прошлых лет, провели полную инвентаризацию всех автотранспортных средств. По этому налогу есть ещё недоимка - сейчас пытаемся поймать всех должников. Я дал поручение всем нашим территориальным органам подать иски в суд по злостным неплательщикам. А с 1 января следующего года вступают в силу изменения в закон. Законодательно продлен срок уплаты налога на транспорт до 31 декабря, но при этом вменено в обязанность автовладельцу, что в момент продажи автомобиля или при прохождении техосмотра у него налог должен быть уже оплачен.

- Ваши прогнозы по сбору налогов на следующий год?

- Прогнозировать всегда тяжело. Я ожидаю, что, во-первых, немного вверх пойдет цена на нефть и на металлы. Конечно, будут риски с курсами валют, что скажется на валютной выручке наших экспортеров, и все это будет сказываться на поступлениях в бюджет. Выйти на показатели 2007-2008 года не получится, потому что цены в два раза ниже, чем были тогда. В общем, мощного всплеска мы не ожидаем, но год будет стабильным+


Газета "Мегополис"

Рассказать друзьям:

Возврат к списку