Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, НДС признание сделок и регистрации недействительными

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, НДС признание сделок и регистрации недействительными

Министерством финансов Республики Казахстан (далее-уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «А» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее – налоговый орган) о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц – резидентов, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН) и налога на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории Республики Казахстан (НДС).

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена комплексная налоговая проверка Компании «А» по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и других обязательных платежей в бюджет за период с 01.01.2012г. по 31.12.2016г., по результатам которой вынесено уведомление. о начислении КПН в сумме  20 337,1 тыс.тенге и пени 1 429,4 тыс.тенге и НДС в сумме 12 277,3 тыс.тенге и пени 5 519,3 тыс.тенге.

Компания «А», не согласившись с выводами налогового органа, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение налогового органа.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна и приводит следующее.

  1. Относительно исключения из вычетов и НДС из зачета расходов по взаиморасчетам Компания «А» с Компаниями «L», «B» и «J».

Компания «А» в жалобе указывает, что проверяющим неправомерно исключены из вычетов суммы расходов по КПН и из зачета сумм НДС по товарам, работам, услугам приобретенным у поставщиков ТОО «L» и ТОО «B», по которым Решениями Специализированного межрайонного экономического суда (далее – СМЭС) от 19.01.2017г. и от 08.06.2017г. государственная регистрация и перерегистрация признаны недействительными.

Кроме того, Компания «А» приводит пункт Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан №1 от 27.02.2013г. «О судебной практике применения налогового законодательства», согласно которому Налоговым кодексом не предусмотрен запрет на вычет затрат по таким сделкам, на том основании, что имеется решение суда о признании недействительной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица.           

Компания «А» утверждает, что Компания «L», Компания «B» согласно официальному сайту Комитета государственных доходов Министерства финансов Республики Казахстан (далее – Комитет), данные контрагенты были в списке действующих налогоплательщиков, соответственно все сделки в тот момент законны и обоснованы, а также судом не были признаны недействительными. Кроме того, сделки между компанией и контрагентами происходили до снятия их с учета по НДС.

Далее, в жалобе отмечено, что на официальном сайте Комитета Компания «J» не признан судом лжепредприятием, соответственно, по мнению Компании «А», исключение из вычетов по КПН и из зачета сумм НДС по произведенным взаиморасчетам с указанным контрагентом являются преждевременными.

Также Компания «А» отмечает, что согласно статье 257 Налогового кодекса в указанном перечне отсутствуют расходы по сделкам с юридическим лицом, государственная регистрация которого признана судом недействительной, кроме того, не предусмотрено исключение из вычетов по КПН и из зачета сумм НДС на основании судебно – почерковедческой экспертизы, протокола допроса.

Таким образом, по мнению Компании «А», исключение из вычетов по КПН и из зачета суммы НДС по сделкам с приведенными контрагентами по результатам налоговой проверки является необоснованными.

Из акта налоговой проверки следует, что Компания «А» в нарушение статей 100, 256 и 263 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс) от 10.12.2008г. необоснованно отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компаниями «L», «B» и «J».

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 100 Налогового кодекса, расходы налогоплательщика в связи с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, подлежат вычету при определении налогооблагаемого дохода, за исключением расходов, не подлежащих вычету в соответствии с Налоговым кодексом.

Вычеты производятся налогоплательщиком при наличии документов, подтверждающих расходы, связанные с его деятельностью, направленной на получение дохода. Данные расходы подлежат вычету в том налоговом периоде, в котором они фактически были произведены, за исключением расходов будущих периодов, определяемых в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности и требованиями законодательства Республики Казахстан о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Подпунктами 1) и 2) пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса установлено, что при определении суммы налога, подлежащей взносу в бюджет, получатель товаров, работ, услуг имеет право на зачет сумм НДС, подлежащих уплате за полученные товары, включая основные средства, нематериальные и биологические активы, инвестиции в недвижимость, работы и услуги, если они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота, а также если выполняются, в том числе, следующие условия, предусмотренные в подпунктах 1) и 5) данного пункта.

Согласно пункту 8 статьи 263 Налогового кодекса, если иное не предусмотрено настоящим пунктом, счет-фактура, выписанный на бумажном носителе, заверяется: для юридических лиц - подписями руководителя и главного бухгалтера, а также печатью, содержащей название и указание на организационно-правовую форму, если данное лицо в соответствии с законодательством Республики Казахстан должно иметь печать.

Счет-фактура может заверяться подписью работника, уполномоченного на то приказом налогоплательщика.

Таким образом, расходы налогоплательщика подлежат отнесению на вычеты и в зачет по НДС при условии, что расходы по товарам, работам, услугам должны быть направлены на получение дохода и использованы в целях облагаемого оборота, а также подтверждаться соответствующими документами, подписанными руководителем и главным бухгалтером или работником, уполномоченным на то приказом налогоплательщика.

Вместе с тем, следует указать, что пунктом 2 статьи 56 Налогового кодекса предусмотрено, что налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

В соответствии с подпунктами 1), 2) пункта 3 статьи 6 Закона РК «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» от 28.02.2007г. (далее - Закон о бухгалтерском учете) операции и события отражаются в системе бухгалтерского учета, при этом должны обеспечиваться: адекватное подкрепление бухгалтерских записей оригиналами первичных документов и отражение в бухгалтерских записях всех операций и событий; хронологическая и своевременная регистрация операций и событий.

Пунктом 2 статьи 7 Закона о бухгалтерском учете предусмотрено, что формы или требования к первичным документам, применяемым для оформления операций или событий, утверждаются уполномоченным органом и (или) Национальным Банком Республики Казахстан в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Закона о бухгалтерском учете первичные документы, как на бумажных, так и на электронных носителях, формы которых или требования к которым не утверждены в соответствии с пунктом 2 данной статьи, разрабатываются индивидуальными предпринимателями и организациями самостоятельно и должны содержать следующие обязательные реквизиты, указанные в подпунктах 1) - 7) данного пункта.

В зависимости от характера операции или события, требований нормативных правовых актов Республики Казахстан и способа обработки учетной информации в первичные документы могут быть включены дополнительные реквизиты.

При этом, согласно статье 4 Закона о бухгалтерском учете целью бухгалтерского учета и финансовой отчетности является обеспечение заинтересованных лиц полной и достоверной информацией о финансовом положении, результатах деятельности и изменениях в финансовом положении индивидуальных предпринимателей и организаций.

Таким образом, в соответствии с нормами Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Необходимо отметить, что пунктом 18 Нормативного постановления Верховного суда Республики Казахстан от 29.06.2017г. №4 «О судебной практике применения налогового законодательства» (далее – Нормативное постановление от 29.06.2017г.) установлено, что подпунктами 5), 5-1) пункта 4 и подпунктами 3), 3-1) пункта 6 статьи 571 Налогового кодекса при признании недействительной регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица, а также признании недействительной перерегистрации юридического лица на основании вступившего в законную силу решения суда, снятие указанных лиц с регистрационного учета по НДС производится с даты постановки на такой учет, либо с даты перерегистрации.

Данные положения относятся к налоговому администрированию, которое осуществляется в соответствии с нормами закона, введенными в действие к моменту вынесения решения или совершения действия (бездействия) органом государственных доходов.

Далее в Нормативном постановлении от 29.06.2017г. №4 отмечено, что КПН по таким взаиморасчетам может начисляться по результатам документальных проверок. При этом акт налоговой проверки составляется с указанием подробного описания налогового нарушения со ссылкой на соответствующую норму налогового законодательства. В качестве оснований для начисления сумм, помимо вступившего в законную силу решения суда о признании недействительной регистрации либо перерегистрации контрагента налогоплательщика, указываются обстоятельства, свидетельствующие о недействительности финансово-хозяйственных операций между этими лицами.

а) по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «L»

Согласно решению СМЭС от 19.01.2017г. (далее – решение СМЭС от 19.01.2017г.) по иску прокурора государственная регистрация данного предприятия признана недействительной.

Из решения СМЭС от 19.01.2017г. следует, что физическое лицо Е, являющаяся единственным учредителем и первым руководителем Компании «L», по просьбе физического лица Т. в 2012 году зарегистрировала Компанию «L» (приказ Управление юстиции от 31.10.2012г.).

Также в решении СМЭС от 19.01.2017г. указано, что в производстве следственно – оперативной группой Комитета расследуется уголовное дело в отношении физического лица Т. по подозрению создания ряда коммерческих предприятий, без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность и заключения фиктивных сделок с другими организациями в период с 2012 по 2016 годы, по признакам уголовного правонарушения.

При этом, из протокола допроса физического лица К. следует, что она договоры и документы бухгалтерского учета не подписывала, какие-либо услуги не оказывала, штатных сотрудников и умысла на занятие предпринимательской деятельностью не имела. За эту услугу получала от физического лица Т. ежемесячное денежное вознаграждение в размере 120,0 тыс.тенге.

Как указано в решение СМЭС от 19.01.2017г. данное обстоятельство нашло подтверждение в ходе судебного разбирательства показаниями физического лица Е. и привлеченного в качестве свидетеля физического лица Д.

Таким образом, суд приходит к выводу, что Компания «L» не осуществляло каких-либо финансовых операций, создано лицом без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность и с нарушениями законодательства, которые носят неустранимый характер.

б) по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «B»

Решением СМЭС от 08.06.2017г. (далее – решение СМЭС от 08.06.2017г.), вступившим в законную силу с 14.07.2017г., регистрация Компании «B» признана недействительной и отменена государственная перерегистрация Компании «B», произведенная на основании приказа Управления юстиции от 16.03.2015г.

В ходе судебного заседания учредитель и директор Компания «B» физическое лицо С. пояснил, что знакомый по имени А. предложил открыть фирму на его имя, затем познакомил с гражданином по имени Ж.

Далее в решении СМЭС от 08.06.2017г. указано, что физическое лицо С. в кабинете нотариуса подписал документы, а учредительные документы и печать данного предприятия забрал Ж.  Также, из решения СМЭС от 08.06.2017г. следует, что физическое лицо С. вместе с Ж. и А. ездили в банки и открыли расчетные счета Компании «B».

Кроме того, в решение СМЭС от 08.06.2017г. отмечено, что за все услуги и за бензин физическое лицо С. получил 100,0 тыс.тенге, при этом ни с кем лично не заключал никаких договоров, связанные с поставкой товарно-материальных ценностей, оказания услуг и работ, то есть не занимался финансово-хозяйственной деятельностью предприятия, налоговую отчетность по форме не сдавал, бухгалтерию предприятия не вел, что  подтверждается показаниями физического лица С. в судебном заседании, протоколом допроса свидетеля от 07.11.2015г., заключением эксперта от 14.02.2017г., а также другими материалами дела.

Таким образом, суд приходит к выводу, что исследованные в ходе судебного заседания доказательства подтверждают отсутствие волеизъявления физического лица С. на создание Компании «B» и его намерения осуществлять предпринимательскую деятельность.

в) по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «J»

Согласно решению СМЭС от 10.01.2018г. (далее – решение СМЭС от 10.01.2018г.) государственная перерегистрация Компанией «J» от 09.09.2014г. признана недействительной.

В решение СМЭС от 10.01.2018г. отмечено, что согласно приказу Департамента юстиции от 9.09.2014г. произведена перерегистрация Компании «J», учредителем и директором являлся физическое лицо И.

Также в решение СМЭС от 10.01.2018г. указано, что согласно показанию учредителя и директора Компании «J» физическое лицо И., он не имеет никакого отношения к данному предприятию, перерегистрацию не производил, какую-либо предпринимательскую деятельность не осуществлял, бухгалтерский учет не вел, товары не поставлял и услуги не оказывал.

Таким образом, судом установлено, что Компании «J» фактически какую-либо предпринимательскую деятельность не осуществляет, бухгалтерский учет не ведет, отчетность в налоговый орган не представляет.

Необходимо отметить, что решениями Управлений государственных доходов от 27.03.2017г. и 25.08.2017г. Компания «L» и Компания «B» сняты с регистрационного учета по НДС с 01.02.2013г. и 01.04.2015г. соответственно.

Также, решением Управления государственных доходов от 05.04.2018г. Компания «J» снят с регистрационного учета по НДС с 09.09.2014г.

Учитывая вышеизложенное, следует, что документы Компании «L», Компании «B» и Компании «J» не могут обеспечить полную и достоверную информацию, а также адекватное подкрепление бухгалтерских записей для отражения операций, и соответственно, являться основанием для отнесения расходов на вычеты и в зачет по НДС согласно положениям налогового и бухгалтерского законодательств Республики Казахстан.  

Таким образом, исключение расходов из вычетов и НДС из зачета по взаиморасчетам с Компаниями «L», Компании «B» и Компании «J», а также начисление КПН и НДС в указанной части по результатам проверки являются правомерными.

  1. Относительно взаиморасчетов Компании «А» с Компанией «R» и Компанией «C»

Компания «А» отмечает в жалобе, что на официальном сайте Комитета Компания «R» и Компания «C», не признаны судом лжепредприятием, соответственно, по мнению компании, исключение из вычетов по КПН и из зачета сумм НДС по произведенным взаиморасчетам с указанными контрагентами являются преждевременными.

Также, из жалобы Компании «А» следует, что согласно статьи 46 Налогового кодекса срок исковой давности по налоговому обязательству и требованию за 3 квартал 2012г. истек 30.09.2017г., соответственно, по результатам налоговой проверки необоснованно начислен НДС за указанный налоговый период в сумме 1128,1 тыс.тенге.

Из акта налоговой проверки следует, что Компанией «А» в нарушение статей 100, 256 и 263 Налогового кодекса необоснованно отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компанией «R» и Компанией «C».

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

В целях вынесения мотивированного решения в соответствии со статьями 181, 186 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 25.12.2017г. (Налоговый кодекс от 25.12.2017г.) письмом от 16.03.2018г. назначено проведение тематической проверки Компании «А» по вопросу правильности исчисления КПН и НДС по взаиморасчетам с Компанией «R» и Компанией «C». 

Во исполнение данного письма КГД МФ РК вынесено предписание от 09.04.2018г. на проведение тематической проверки, по результатам которой составлен акт тематической проверки от 12.02.2019г.

а) по взаиморасчетам Компании «А»  с Компанией «R»

Согласно акту налоговой проверки от 12.02.2019г. следует, что решением Специализированного межрайонного экономического суда от 28.06.2018г. (далее - Решение СМЭС от 28.06.2018г.) сделки, заключенными между Компанией «А» и Компанией «R» признаны недействительными.

Из Решения СМЭС от 28.06.2018г. следует, что Компания «А» заключила с Компанией «R» договор на оказание транспортных услуг  от 01.08.2012г., в рамках исполнения которых выписаны счета-фактуры на сумму 20 536,4 тыс.тенге, в том числе НДС в сумме 2 200,3 тыс.тенге.

Согласно заключения эксперта ИСЭ от 03.03.2017г. подписи в счетах-фактурах, актах выполненных работ, выставленных Компании «R» в адрес Компании «А» выполнены не директором Компании «R» физическим лицом Э., а другим лицом.

Как указано в Решении СМЭС от 28.06.2018г., представленные суду по делу доказательства не позволяют прийти к выводу, что физическое лицо Э. в роли единоличного исполнительного органа Компании «R» подписывал сделки с Компанией «А».

Далее, указано, что соответственно, от имени директора Компании «R» физическим лицом Э. не было волеизъявления на совершение оспариваемой сделки.

При этом Компанией «А» каких-либо доказательств, подтверждающих волеизъявление Компании «R» на совершение с ним указанного договора и соответствия их требованиям законодательств, суду представлено не было.

Таким образом, суд ссылаясь на статьи 157, 158 ГК РК и статьи 72,73 и на статью 224 Гражданско-процессуального кодекса Республики Казахстан считает необходимым удовлетворить требование РГУ «Департамент государственных доходов» о признании сделки недействительной.

Кроме того, на Решение СМЭС от 28.06.2018г. Компанией «А» и Компанией «R» подана апелляционная жалоба в Судебную коллегию по гражданским делам городского суда.

Постановлением Судебной коллегии по гражданским делам городского суда от 12.09.2018г. Решение СМЭС от 28.06.2018г. оставлено без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

б) по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «C»

Решением Специализированного межрайонного экономического суда от 05.10.2018г. (далее - Решение СМЭС от 05.10.2018г.) сделки, заключенными между Компанией «А» и Компанией «C» признаны недействительными.

Из Мотивировочной части Решения СМЭС от 05.10.2018г. следует, что между Компанией «А» и Компанией «C» заключен договор на оказание услуг машин и механизмов от 03.12.2012г.

Ранее, согласно договору купли-продажи 100% доли в уставном капитале Компании «C» от 05.12.2012г. физическое лицо Ж. продал долю уставного капитала Компании «C» физическому лицу З.

Установлено, что Компания «А» имело взаиморасчеты с Компанией «C» на сумму в размере 18 454,1 тыс.тенге, в том числе НДС в сумме 1 977,2 тыс.тенге. Оспариваемый договор и выписанные счета-фактуры по договору от 03.12.2012г. были подписаны директором Компании «C» физическим лицом Ж.

Судом установлено, что оспариваемые сделки, а также первичные бухгалтерские документы были подписаны лицом, не имеющим полномочий на подписание бухгалтерских документов и совершения сделок.

Выписанные счета-фактуры по договору совершены физическим лицом Ж., действовавшим в качестве директора Компании «C» и не имеющим правовых полномочий на совершение сделок без соответствующих на то документов и статуса, в частности физическое лицо Ж., значился руководителем и учредителем Компании «C» на момент подписания договора.

Соответственно, сделки, совершенные между Компанией «C» и Компанией «А», подлежат признанию недействительной.

Счета-фактуры, накладные на отпуск товара на сторону подписанные от имени Компании «C» физическое лицо Ж., фактически не имеют юридической силы, поскольку документы не соответствуют требованиям статьи 263 Налогового кодекса. Поэтому представленные счета-фактуры не могут служить доказательством осуществления деятельности по проведению работ, поставке товаров по оспариваемым сделкам.

Решением СМЭС от 25.06.2018г. перерегистрация Компании «C» признана недействительной, в связи с чем директором являлся физическое лицо З.

Согласно протоколу допроса свидетеля от 13.06.2016г., физическое лицо З. дал пояснение что, деятельностью Компании «C» не занимался, договора и прочие финансовые документы от имени Компании «C» не подписывал. Также пояснил, что Компанию «C» зарегистрировал на свое имя за вознаграждение.

Признавая вышеуказанные сделки недействительным, суд исходит из того, что независимо от намерения сторон, при заключении оспариваемых сделок имело место нарушение как порядка их заключения, так и оформления первичной бухгалтерской документации, что повлекло нарушение налогового законодательства.

Следовательно, расходы по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «R» и Компанией «C» не подлежат отнесению на вычеты и НДС в зачет согласно статьям 115 и 257 Налогового кодекса.

Учитывая изложенное, исключение расходов из вычетов и НДС из зачета по взаиморасчетам Компании «А» с Компанией «L», Компанией «B», Компанией «J» Компанией «R» и Компанией «C», а также начисление КПН и НДС в указанной части по результатам проверки являются обоснованными.

Относительно доводов Компании «А» об истечения сроков исковой давности за 3 квартал 2012 г. и результатов тематической проверки от 12.02.2019г. в части уменьшения НДС за указанный период в сумме 1128,1 тыс.тенге следует отметить.

В соответствии с пунктом 2 статьи 46 Налогового кодекса течение срока исковой давности начинается после окончания соответствующего налогового периода, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей.

При этом пунктом 5 данной статьи предусмотрено, что в случае представления налогоплательщиком (налоговым агентом) дополнительной налоговой отчетности за период, по которому срок исковой давности, установленный пунктом 1 данной статьи, истекает менее через один календарный год, указанный срок исковой давности продлевается в части начисления и (или) пересмотра исчисленной суммы налогов и других обязательных платежей в бюджет на один календарный год.

В рассматриваемом случае, Компанией «А» 17.11.2016г. представлена дополнительная декларация по НДС за 3 квартал 2012г. следовательно, по данному налоговому периоду срок исковой давности по НДС продлевается на один календарный год, то есть до 30.09.2018г.

Таким образом, включение в акт проверки и уведомление от 11.10.2017г. ДГД выявленных нарушений по НДС за 3 квартал 2012г. является обоснованным.

По результатам заседания Апелляционной комиссии, принято решение – оставить обжалуемое уведомление о результатах без изменения, а а жалобу без удовлетворения.


Рассказать друзьям:

Возврат к списку