Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, признание дохода по дологосрочному контракту, исключение из вычетов сомнительных требований

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, признание дохода по дологосрочному контракту, исключение из вычетов сомнительных требований

Министерством финансов Республики Казахстан (далее - уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «U» на уведомление о результатах проверки территориального департамента государственных доходов (далее - налоговый орган).

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена тематическая проверка Компании «U» с 01.01.2018г. по 31.12.2018г., по результатам которой вынесено уведомление о результатах проверки о сумме о о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц-резидентов, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН) в сумме 73 875,6 тыс.тенге, пени в сумме 6 415,1 тыс.тенге, налог на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории Республики Казахстан (НДС) в сумме 3 339,7 тыс.тенге, пени в сумме 306,0 тыс.тенге.

Компания «U» несогласно с уведомлением и приводит следующие доводы.

  1. Относительно увеличения дохода за 2018г.

Из жалобы следует, что в соответствии с пунктом 1 статьи 227 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 25.12.2017г. (Налоговый кодекс) при определении дохода по договору подряда №24 от 30.05.2018г. Компания «U» признало доход на основании акта выполненных работ подписанный сторонами и выставленных счетов-фактур, поскольку статьей 287 Налогового кодекса корректировка по долгосрочным контрактам не предусмотрена.

Компания «U» считает, что в соответствии со статьей 283 Налогового кодекса при расчете дохода предусмотрена только положительная разница между общей суммой дохода по долгосрочному контракту определяемого за весь период его действия и суммой дохода, включенного в СГД в предыдущих налоговых периодах, следовательно, предусмотрен вариант только прибыльного контракта.

В этой связи, у Компании «U» возник вопрос определения налогооблагаемого дохода в случае если финансовый результат ожидается с нулевым показателем и в случае, если в 2019г. расходы превысили доход, включенный в предыдущем периоде.

Согласно акту налоговой проверки в соответствии с пунктом 1 статьи 283 Налогового кодекса доход по долгосрочному контракту за 2018г. увеличен на 125 800,2 тыс.тенге.

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 282 Налогового кодекса долгосрочным контрактом является контракт (договор) на производство, установку, строительство, не завершенный в пределах налогового периода, в котором были начаты предусмотренные по контракту производство, установка, строительство.

Пунктом 3 указанной статьи Налогового кодекса предусмотрено, что доход по долгосрочному контракту определяется по выбору налогоплательщика по фактическому методу или методу завершения по каждому долгосрочному контракту отдельно.

Выбранный метод определения доходов указывается в налоговом регистре, предназначенном для отражения применяемых методов по каждому долгосрочному контракту, и не может изменяться в течение срока действия долгосрочного контракта.

При отсутствии такого налогового регистра или информации в нем о выбранном методе таким методом признается фактический метод.

Пунктом 4 статьи 282 Налогового кодекса установлено, что сумма понесенных за налоговый период расходов по долгосрочному контракту подлежит отнесению на вычеты в соответствии с параграфами 2, 3 и 4 настоящего раздела.

Согласно пункту 1 статьи 283 Налогового кодекса по фактическому методу доходом по долгосрочному контракту за отчетный налоговый период признается доход, подлежащий получению (полученный) за отчетный налоговый период, но не менее суммы расходов, понесенных за такой период по долгосрочному контракту.

Пунктом 2 указанной статьи Налогового кодекса в случае, если в течение срока действия долгосрочного контракта доход по такому контракту, определенный в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, превышает общую сумму дохода по долгосрочному контракту, определяемого за весь период его действия, доходом по долгосрочному контракту признается:

1) в налоговом периоде, в котором произошло такое превышение, – доход в размере положительной разницы между общей суммой дохода по долгосрочному контракту, определяемого за весь период его действия, и суммой дохода по такому контракту, включенного в совокупный годовой доход в предыдущих налоговых периодах действия долгосрочного контракта;

2) в последующие налоговые периоды действия долгосрочного контракта – сумма, равная нулю.

Порядок определения дохода по долгосрочному контракту при применении метода завершения определен статьей 284 Налогового кодекса.

Таким образом, определение дохода, подлежащего получению (полученного) по долгосрочному контракту производится в соответствии с вышеуказанными нормами Налогового кодекса.

В рассматриваемом случае, Компанией «U» (Субподрядчик) с Компанией «Т» (Генподрядчик) заключен договор субподряда  от 30.05.2018г., пунктом 1.1 которого установлено, что Субподрядчик принимает на себя обязательства выполнить по заданию Генподрядчика строительно-монтажные работы на объекте «Строительство узла и блока модернизации» в соответствии с проектно-сметной документацией производства работ, а Генподрядчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их стоимость на условиях указанного договора.

Пунктами 1.2 и 1.3 договора субподряда от 30.05.2018г. предусмотрено, что начальным сроком выполнения считается дата получения аванса, согласно пункту 2.3.1 договора срок выполнения работ составляет 242 дня.

Пунктом 2.1 договора отмечено, что стоимость работ определяется согласно утвержденной сторонами сметы (Приложение №1 к договору) и составляет 941 692,5 тыс.тенге с учетом НДС.

При этом, согласно актам выполненных работ и счет-фактурам, Компании «U» в 2018г. в адрес Компании «Т» выполнило строительные работы на сумму 150 747,4 тыс.тенге, из чего следует, что начавшиеся строительно-монтажные работы в текущем периоде не были завершены.

Таким образом, из акта налоговой проверкой следует, что договор субподряда №4 от 30.05.2018г. заключенный Компанией «U» с Компанией «Т» соответствует определению долгосрочного контракта, предусмотренный пунктом 1 статьи 282 Налогового кодекса.

При этом, следует указать, что признание договора субподряда от 30.05.2018г. - долгосрочным контрактом не оспаривается Компанией «U» в жалобе.

Как было отмечено пунктом 3 статьи 282 Налогового кодекса доход по долгосрочному контракту определяется по выбору налогоплательщика по фактическому или методу завершения по каждому долгосрочному контракту отдельно.

Следует отметить, что в пункте 1.13.2 Налоговой учетной политикой Товарищества, указано, что доход по долгосрочному контракту производится по фактическому методу или по методу завершения, который не меняется в течение срока действия контракта.

При этом в соответствии с требованиями пункта 3 статьи 282 Налогового кодекса в учетной политике Товарищества не установлен выбор налогоплательщика о применении метода определения дохода по долгосрочному контракту.

В связи с отсутствием налогового регистра и информации о выбранном методе, налоговой проверкой доход по долгосрочному контракту определен по фактическому методу.

В свою очередь, на основании данных бухгалтерского учета Компании «U» и расшифровок себестоимости по объектам строительства (оборотно-сальдовой ведомости по счету 7010, 7210) налоговой проверкой определены расходы, связанные с договором подряда №4 от 30.05.2018г. (материалы, заработная плата, налоги, другие работы, услуги) которая составила 276 547,6 тыс.тенге.

При этом, следует указать, что Компания «U» в жалобе не оспаривает вопрос определения размера расходов по долгосрочному контракту.

Учитывая изложенное, поскольку, в соответствии с пунктом 1 статьи 283 Налогового кодекса доход по фактическому методу долгосрочного контракта за отчетный период должен составлять, не менее суммы понесенных расходов, которая определена налоговой проверкой в сумме 276 547,6 тыс.тенге, соответственно, увеличение совокупного годового дохода за 2018г. на разницу понесенных расходов в размере 125 800,2 тыс.тенге (276 547,6 - 150 747,4) по результатам налоговой проверки является обоснованным.

  1. Относительно исключения из вычетов сомнительных требований

В жалобе указано, что признание сомнительного требования предусмотрен подпунктом 1) пункта 1 статьи 248 Налогового кодекса, при этом в акте проверки не конкретизирован какими документами должны подтверждаться расходы в случае ее признания.

Из акта налоговой проверки следует, что в нарушение пункта 8 статьи 248 Налогового кодекса Компанией «U» необоснованно отнесены на вычеты расходы по сомнительным требованиям за 2018г. на сумму 177 721,7 тыс.тенге.

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

Пунктом 1 статьи 248 Налогового кодекса установлено, что сомнительными требованиями признаются требования:

1) возникшие в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, а также юридическим лицам-нерезидентам, осуществляющим деятельность в Республике Казахстан через постоянное учреждение, структурное подразделение юридического лица, и не удовлетворенные в течение трехлетнего периода, исчисляемого в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи;

2) возникшие в связи с реализацией товаров, выполнением работ, оказанием услуг юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, и не удовлетворенные в связи с признанием налогоплательщика-дебитора банкротом в соответствии с законодательством Республики Казахстан;

3) в связи с включением в состав совокупного годового дохода штрафов и пени на основании вступившего в законную силу решения суда по договорам банковского кредита (займа) и договорам о предоставлении микрокредитов, не удовлетворенные в течение трехлетнего периода, исчисляемого в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи.

Согласно пункту 8 статьи 248 Налогового кодекса отнесение налогоплательщиком сомнительных требований на вычеты производится при соблюдении одновременно следующих условий:

1) наличие документов, подтверждающих возникновение требований;

2) отражение требований в бухгалтерском учете на момент отнесения на вычеты либо отнесение таких требований на расходы (списание) в бухгалтерском учете в предыдущих периодах.

Таким образом, отнесение на вычеты сомнительных требований производится на основании документов, подтверждающих возникновение таких требований и отражения их в бухгалтерском учете налогоплательщика.

Следует указать, что Компанией «U» в декларации по КПН за 2018г. отнесены на вычеты расходы по сомнительным требованиям в сумме 179 498,1 тыс.тенге.

В ходе проведения налоговой проверки, Компании «U» вручено требование налогового органа от 21.10.2019г. о предоставлении необходимых для проведения налоговой проверки документов, в том числе, подтверждающих расходы по сомнительным требованиям на сумму 179 498,1 тыс.тенге (договора, счета-фактуры, акты выполненных работ, накладные, документы, подтверждающие оплату).

В ответ на указанное требование, Компания «U» письмом от 22.10.2019г. №05-10/467 сообщает, что сумма сомнительного требования, отраженная по строке 100.00.015 декларации по КПН за 2018г. (ф.100.00) сформировано в связи с истечением срока исковой давности по дебиторской задолженности. В данном письме Компанией «U» отражена дата и суммы возникновения задолженности в разрезе 21 контрагентов.

В приложении к ответу от 22.10.2019г. в подтверждение возникновения сомнительного требования Компанией «U» были представлены первичные документы, только по 3 контрагентам на сумму 1 776,4 тыс.тенге, которая подтверждена налоговой проверкой.

Вместе с тем, из пояснения работника, проводившего налоговую проверку, следует, что по 18 контрагентам на сумму 177 721,7 тыс.тенге Компанией «U» были предоставлены только акты сверок, между тем, договора, счета-фактуры, акты выполненных работ, накладные, документы, подтверждающие оплату, данные бухгалтерского учета, подтверждающие возникновение требований к налоговой проверке не были представлены.

Следует отметить, что в соответствии со статьей 179 Налогового кодекса в жалобе указываются обстоятельства, на которых лицо, подающее жалобу, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

При этом, Компанией «U» в обоснование своих требований, документы (договоры, счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ, накладные, документы по оплате и другие бухгалтерские документы), подтверждающие возникновение сомнительных требований и отражение их в бухгалтерском учете на сумму 177 721,7 тыс.тенге не приложены к жалобе.

Учитывая изложенное, поскольку, в соответствии требованиями пункта 8 статьи 248 Налогового кодекса Компанией «U» как к налоговой проверке, так и к жалобе не приложены документы, подтверждающие возникновение сомнительных требований, соответственно, исключение из вычетов расходов в размере 177 721,7 тыс.тенге по результатам налоговой проверки является обоснованным.

По результатам заседания Апелляционной комиссии принято решение - оставить обжалуемое уведомление налогового органа без изменения, а жалобу без удовлетворения


Рассказать друзьям:

Возврат к списку