Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, занижение выручки

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, занижение выручки

Министерством финансов Республики Казахстан (далее - уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «А» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее - налоговый орган) о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН), налога на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории РК (НДС), об уменьшении убытка, не подлежащего уплате в бюджет.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена тематическая проверка Компании «А» по вопросу правильности исчисления и своевременности уплаты КПН и НДС за период с 01.01.2010г. по 31.03.2015г., по результатам которой вынесено уведомление от 23.10.2015г. о начислении КПН в сумме 173 998,2 тыс.тенге и пени 14 012,8 тыс.тенге, НДС в сумме 130 475,3 тыс.тенге и пени 6 863,1 тыс.тенге, об уменьшении убытка, не подлежащего уплате в бюджет в сумме 603 201,7 тыс.тенге.

Компания «А», не согласившись с выводами налогового органа обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение налогового органа и указывает, что результатам налоговой проверки неправильно определены суммы расхождений по совокупному годовому доходу (далее - СГД) и вычетам, что подтверждается данными бухгалтерского учета. При этом Компания «А» не воспользовалась правом на применение инвестиционных налоговых преференций за 2010-2014 годы по приобретенным автобусам.

Также Компания «А» считает, что в ходе налоговой проверки не были выявлены нарушения норм статьи 117 Кодекса РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 10.12.2008г. (Налоговый кодекс), допущенные Компанией «А».

При этом после завершения налоговой проверки, в соответствии со статьей 70 Налогового кодекса, Компания «А» полагает, что имело право на внесение изменений и дополнений в налоговую отчетность, которыми были устранены ошибки, выявленные в ходе налоговой проверки, не входящие к вопросам досудебного расследования, а также применены вычеты, не использованные налогоплательщиком, но предусмотренные налоговым законодательством. В связи с чем, начисленные налоги, не относящиеся к вопросам досудебного расследования, Компания «А» считает устраненными до вручения уведомления.

  1. Относительно увеличения СГД и облагаемого оборота за 2014 год и 1 квартал 2015 года

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующих пеней является увеличение Компанией «А» дохода от реализации и облагаемого оборот на суммы выручки за проезд по пассажирским маршрутам и талонам за ГСМ, газ, не учтенные в бухгалтерском и налоговом учетах, в нарушении статей 86, 231 Налогового кодекса.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна, и считает, что по результатам налоговой проверки неверно определен доход от реализации товаров (работ, услуг) и облагаемый оборот, в связи с включением в доход и оборот документально не подтвержденных сумм.

Компанией «А» отмечено, что суммы СГД и оборота по реализации увеличены по данным журналов учета выручки от пассажирских грузоперевозок и учета реализации талонов на горючее, которые не являются первичными документами, что подтверждено и заключением экспертов комиссионного судебно-экономического исследования от 04.12.2015г. Центрального института судебной экспертизы.

По мнению Компании «А», в качестве объективной основы для увеличения доходов и оборота по реализации в целях налогообложения могут быть приняты только данные хронометражного обследования.

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.

Согласно подпункту 1) пункта 1 статьи 85 Налогового кодекса в СГД включаются все виды доходов налогоплательщика, в том числе доход от реализации.

Пунктом 1 статьи 86 Налогового кодекса установлено, что доходом от реализации является стоимость реализованных товаров, работ, услуг.

В соответствии с подпунктом 1) пункта 1 статьи 230 Налогового кодекса облагаемым оборотом является оборот, совершаемый плательщиком НДС по реализации товаров, работ, услуг в РК, за исключением необлагаемого оборота, указанного в статье 232 Налогового кодекса.

При этом пунктом 1 статьи 238 Налогового кодекса определено, что размер облагаемого оборота определяется на основе стоимости реализуемых товаров, работ, услуг исходя из применяемых сторонами сделки цен и тарифов без включения в них налога на добавленную стоимость, если иное не предусмотрено настоящей статьей и законодательством РК о трансфертном ценообразовании.

Таким образом, в соответствии с нормами Налогового кодекса стоимость реализованных товаров, работ, услуг, является доходом от реализации и облагаемым оборотом, включаемых в СГД и облагаемый оборот.

В рассматриваемом случае, согласно Приговору от 01.08.2016г. Специализированного межрайонного суда по уголовным делам Актюбинской области (далее - Приговор от 01.08.2016г.) установлено, что допрошенная в качестве свидетеля гражданка «А» показала, что с 2004 года работает кассиром в Компании «А» и одновременно является кассиром Компании «Е». По распоряжению гражданина «U» она ежедневно принимала выручку от кассиров-диспетчеров автопарка по ведомости и суммы фактически поступивших денег заносила в рабочую тетрадь. Затем ведомость передавала бухгалтерам, которые вносили суммы поступивших денег в таблицы бухгалтерского учёта. Указанные сведения ежедневно гражданка «N» получала в бухгалтерии автопарка и заносила в «1-С бухгалтерию» как приход денег. Действительно, по «1-С бухгалтерии» ежедневная выручка указывается меньше, чем поступает ежедневно фактически.

Кроме того, гражданка «А» ежедневно сдавал деньги гражданину «О», которые он собирал с механиков за выданные водителям талоны на ГСМ. По данным таблицы бухгалтерского учета суммы поступивших денег были ниже тех, которые она записывала в свою рабочую тетрадь.

Свидетель гражданин «О» в суде показал, что работает специалистом эксплуатационного отдела Компании «А». В его обязанности входит ежедневная выдача механикам автоколонн талонов на ГСМ, которые он получает от специалиста бухгалтерии по ГСМ гражданина «Т». В течение дня механики ему сдают деньги, полученные от водителей за выданные талоны на ГСМ. Выручку от талонов на ГСМ гражданин «О» сдаёт в кассу гражданке «А» и от гражданина «Т» вновь получает талоны.

Таким образом, судом установлено, что данные по бухгалтерскому учету Компании «А» по отражению сумм выручки, полученной от кассиров-диспетчеров автопарка, а также от реализации талонов на ГСМ, были меньше, чем фактически полученные.

Учитывая изложенное следует, что за 2014 год и 1 квартал 2015 года увеличение дохода от реализации и облагаемого оборота на суммы полученной выручки от реализации услуг пассажирских перевозок и от реализации талонов на ГСМ по результатам налоговой проверки являются обоснованными.

Относительно расхождений по статье «Другие доходы» необходимо указать, что сумма по статье «Другие доходы» за 2014 год по данным налоговой проверки составила 723 539,2 тыс.тенге, по данным налогоплательщика 1 270 673,9 тыс.тенге или по результатам налоговой проверки доходы уменьшены на 547 134,7 тыс.тенге.

Тогда как Компания «А» считает, что по указанной статье доходы должны составить 722 623,2 тыс.тенге, то есть дополнительно уменьшить указанные доходы на 916,0 тыс.тенге (723 539,2-722 623,2).

Между тем, согласно подпункту 5) пункта 1, подпунктами 1), 2) пункта 5 статьи 179 Кодекса РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 25.12.2017г. (Налоговый кодекс от 25.12.2017г.) в жалобе должны быть указаны обстоятельства, на которых лицо, подающее жалобу, основывает свои требования и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства. К жалобе прилагаются: документы, подтверждающие обстоятельства, на которых налогоплательщик (налоговый агент) основывает свои требования; иные документы, имеющие отношение к делу.

Однако, в нарушение норм статьи 179 Налогового кодекса от 25.12.2017г. Компания «А» в жалобе не приводит конкретные обстоятельства и доказательства, основывающие его требования в указанной части, а также к жалобе не прилагает соответствующие подтверждающие документы.

Кроме того, следует указать, что предметом обжалования является уведомление о результатах проверки, вынесенное по выявленным нарушениям.

Таким образом, учитывая, что Компанией «А» допущены нарушения статей 86, 231 Налогового кодекса, результаты налоговой проверки в части начисления КПН и НДС являются обоснованными, а жалоба в указанной части не подлежит удовлетворению.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение признать действия налогового органа в указанной части правомерными.

  1. Относительно начисления КПН за 2010-2013 годы и уменьшения вычетов за 2014 год

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующей пени является занижение Компанией «А» доходов от реализации товаров (работ, услуг) за период 2010г., 2012г,  а также завышение за период 2010-2014 годы вычетов по себестоимости товарно-материальных запасов (далее - ТМЗ), относимых на увеличение стоимости незавершенного строительства, неверное указание суммы ТМЗ на конец налогового периода; завышение вычетов по налогам и расходам по реализованным товарам (работам, услугам), также завышение суммы переносимых убытков за 2011 год.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна, и считает, что по результатам налоговой проверки за 2010-2013 годы необоснованно завышены доходы: от превышения стоимости выбывших фиксированных активов; по курсовой разнице; от реализации товаров (работ, услуг); другие доходы, что подтверждается бухгалтерским учетом Компании «А», в частности данными карточек бухгалтерских счетов 6210, 6280.

Кроме того, по результатам налоговой проверки за проверяемый налоговый период неверно определены суммы вычетов и переносимых убытков при этом в акте налоговой проверки отсутствует подробное описание выявленных расхождений.

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам. 

В соответствии с пунктом 2 статьи 56 Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно пункту 1 статьи 86 Налогового кодекса доходом от реализации является стоимость реализованных товаров, работ, услуг, кроме доходов, включаемых в СГД в соответствии со статьями 87-98 Налогового кодекса, а также доходов, указанных в пункте 2 статьи 111 Налогового кодекса, в части, не превышающей суммы расходов, указанных в пункте 1 статьи 111 Налогового кодекса, если иное не предусмотрено законодательством РК о трансфертном ценообразовании.

При этом статьей 92 Налогового кодекса установлено, что если стоимость выбывших фиксированных активов подгруппы (по I группе) или группы (по II, III и IV группам), определенная в соответствии со статьей 119 Налогового кодекса, превышает стоимостный баланс подгруппы (по I группе) или группы (по II, III и IV группам) на начало налогового периода с учетом стоимости поступивших фиксированных активов в налоговом периоде, а также последующих расходов, произведенных в налоговом периоде и учитываемых в соответствии с пунктом 3 статьи 122 Налогового кодекса, величина превышения подлежит включению в СГД. Стоимостный баланс данной подгруппы (по I группе) или группы (по II, III и IV группам) на конец налогового периода становится равным нулю.

Следует указать, что согласно пункту 1 статьи 100 Налогового кодекса расходы налогоплательщика в связи с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, подлежат вычету при определении налогооблагаемого дохода, за исключением расходов, не подлежащих вычету в соответствии с Налоговым кодексом.

Вычет налогов и других обязательных платежей в бюджет регламентирован статьей 114 Налогового кодекса.

Таким образом, в соответствии с нормами Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета, а также определен порядок включения доходов в СГД и отнесения расходов на вычеты.

В соответствии с пунктом 1 статьи 137 Налогового кодекса убытки от предпринимательской деятельности, а также убытки от выбытия фиксированных активов I группы переносятся на последующие десять лет включительно для погашения за счет налогооблагаемого дохода данных налоговых периодов.

В рассматриваемом случае, согласно информации налогового органа налоговая проверка за 01.01.2010г. - 31.03.2015г. Компании «А» проведена согласно постановлению о назначении документальной налоговой проверки антикоррупционной службы по материалам уголовного дела, возбужденного в отношении граждан «К» и «У».

Налоговая проверка проводилась в здании Департамента Агентства РК по делам государственной службы и противодействия коррупции по Актюбинской области по изъятым первичным учетным документам по постановлению о производстве выемки документов от 11.06.2015г.

Так, согласно Приговору от 01.08.2016г. установлено, что гражданин «U», дал указание подчиненному кассиру гражданке «А» внести в универсальную программу автоматизации бухгалтерского и налогового учета «1С: Бухгалтерия» сведения о поступлении денежных средств от перевозки пассажиров не в полном объеме, а частично, занижая выручку от реализации услуг по перевозке пассажиров на 40% прибыли. Остальную сокрытую выручку, без отражения в официальном учете предприятия и скрытую под видом неосуществленных хозяйственных операций, поручил гражданке «А» незаконно указывать в книге учета неофициального оборота денежных средств автопарка, без включения их в официальные ведомости о движении денежных средств.

Работники автопарка гражданин «А», гражданин «С» и гражданка «А», а в последующем директоры Компании «А» гражданин «К» и гражданин «В» и главный бухгалтер гражданка «АК», согласились с требованиями гражданин «U» по занижению фактической выручки и искажению отчетности для создания видимости ложной убыточности предприятия. Действуя группой лиц по предварительному сговору согласно распределенным ролям, путем оприходования по официальным учетам 60% сдаваемой водителями и кассирами автопарка ежедневной выручки в кассу предприятия, гражданин «С», гражданин «А» и гражданка «А» включали в бухгалтерские документы искаженные данные в части доходов, не отражая фактически полученную выручку по соответствующим счетам бухгалтерского учета в полном объеме. При этом в главной книге предприятия (оборотном балансе) и в иных синтетических регистрах (журналы-ордера, ведомости учета реализации и т.д.) сведения о доходах предприятия занижались. Формируя фиктивные документы о доходах и расходах предприятия, гражданин «U» в группе лиц с подчиненными в период с января 2009 года по май 2015 года фактически искажали совокупные показатели, связанные с доходами автопарка для их использования в качестве обоснования о якобы понесенных Компанией «А» убытках, связанных с осуществлением социально-значимых перевозок пассажиров.

Таким образом, из Приговора от 01.08.2016г. следует, что за проверяемый налоговый период бухгалтерский учет Компанией «А» велся с нарушениями.

В рассматриваемом случае, по результатам налоговой проверки занижение сумм СГД установлено только за 2010 и 2012 годы.

В частности, за 2010 год на 68,3 тыс.тенге занижен доход от реализации продукции (работ, услуг). При этом по данным налоговой проверки доход от реализации продукции (работ, услуг) составил 975 350,4 тыс.тенге, что подтверждаются данными журнала счетов-фактур, а также оборотно-сальдовой ведомости Компании «А» и заключением от 25.04.2016г. Института судебной экспертизы по Актюбинской области, предоставленных налоговым органом.

За 2012 год установлено расхождение по статьям «Доходы от реализации товаров (работ, услуг)» в сумме 13 013,5 тыс.тенге и «Другие доходы» в сумме (-2 725,4) тыс.тенге, в связи с чем, по результатам налоговой проверки установлено занижение СГД за 2012 год на 10 255,1 тыс.тенге (13 013,5 + (-2 758,4)). По результатам налоговой проверки сумма по статье «Другие доходы» составила 608 630,0 тыс.тенге (Доходы от государственных субсидий), что соответствует данным оборотно-сальдовой ведомости Компании «А» за 2012 год, а также заключению от 25.04.2016г. Института судебной экспертизы по Актюбинской области, предоставленных налоговым органом.

Расхождение за 2012 год по статье «Доходы от реализации товаров (работ, услуг)» по результатам налоговой проверки сложились в том числе по доходам от выбытия фиксированных активов.

Кроме того, в разделе «Причины расхождения и основание для начисления налогов и налоговых санкций» акта налоговой проверки за 2010-2014 годы приведено описание выявленных расхождений по суммам вычетов, в частности завышение вычетов за 2010 год сложилось по стоимости ТМЗ, относимых на увеличение незавершенного строительства и неверного указания стоимости ТМЗ на конец налогового периода, а также завышения вычетов по налогам. За 2011-2014 годы вычеты завышены в части расходов по товарам (работам, услугам), а также вычетов по налогам.

Ранее было указано, что в соответствии с положениями Налогового кодекса вычету подлежат документально подтвержденные расходы, связанные с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода.

Согласно информации налогового органа налоговая проверка Компании «А» проведена согласно представленным документам, которые не были учтены в бухгалтерском и налоговом учете Компании «А».

При этом Компанией «А», в нарушение норм статьи 179 Налогового кодекса от 25.12.2017г., к жалобе не были приложены соответствующие документы, подтверждающие данные требования.

Таким образом, так как из Приговора суда следует о ведении бухгалтерского учета Компанией «А» за проверяемый налоговый период с нарушениями, то требования Компании «А», неподтвержденные соответствующими доказательными документами в части указанных вопросов, являются необоснованными.

Следовательно, начисление сумм КПН за 2010-2013 годы, а также уменьшение сумм вычетов за 2014 год по результатам налоговой проверки, являются обоснованным.

Также, необходимо отметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 159 Налогового кодекса от 25.12.2017г. по завершении налоговой проверки в случае выявления нарушений, приводящих к начислению сумм налогов и платежей в бюджет, уменьшению убытков, неподтверждению к возврату сумм превышения НДС и (или) КПН (ИПН), удержанного у источника выплаты с доходов нерезидентов, налоговым органом выносится уведомление о результатах проверки, которое направляется (вручается) налогоплательщику (налоговому агенту) в порядке и сроки, которые установлены в соответствии со статьями 114 и 115 Налогового кодекса от 25.12.2017г.

Пунктом 4 статьи 159 Налогового кодекса от 25.12.2017г. установлено, что в случае проводимой в рамках досудебного расследования налоговой проверки уведомление о результатах проверки налогоплательщика, в отношении которого ведется досудебное расследование, выносится после завершения рассмотрения уголовного дела.

При этом уведомление о результатах проверки выносится и вручается налогоплательщику не позднее пяти рабочих дней со дня получения официального документа, подтверждающего завершение уголовного дела.

Вместе с тем, положениями главы 21 Налогового кодекса от 25.12.2017г. регламентирован порядок обжалования уведомления о результатах проверки.

В рассматриваемом случае, в обжалуемом уведомлении о результатах проверки начисление налогов и уменьшение сумм убытка произведено по основаниям (причинам), указанным в акте налоговой проверки, в котором отсутствуют расхождения в части вычетов по инвестиционным налоговым преференциям и фиксированным активам.

Согласно пункту 1, подпункту 3) пункта 2 статьи 31 Налогового кодекса исполнение налогового обязательства осуществляется налогоплательщиком самостоятельно, если иное не установлено Налоговым кодексом.

Во исполнение налогового обязательства налогоплательщик исчисляет, исходя из объектов налогообложения и (или) объектов, связанных с налогообложением, налоговой базы и налоговых ставок, суммы налогов и других обязательных платежей, подлежащие уплате в бюджет, а также авансовые и текущие платежи по ним в соответствии с особенной частью Налогового кодекса.

Таким образом, в соответствии с Налоговым кодексом ответственность за достоверность и полноту сведений, отраженных в налоговой отчетности, возлагается на налогоплательщика. Также в формах налоговой отчетности имеется ссылка о том, что налогоплательщик несет ответственность в соответствии с законами РК за достоверность и полноту сведений, приведенных в Декларации.

В рассматриваемом случае, как следует из жалобы, в период между завершением налоговой проверки (акт от 23.10.2015г.) и вручением уведомления о результатах проверки по завершению уголовного дела (15.01.2018г.) Компанией «А» были поданы дополнительные Декларации по КПН, по которым устранены ошибки, выявленные в ходе налоговой проверки, не входящие к вопросам досудебного расследования, а также отнесены на вычеты ранее не отнесенные расходы.

Учитывая изложенное следует, что внесение Компанией «А» вышеуказанных дополнений и изменений за проверяемый налоговый период после завершение налоговой проверки не может влиять на итоги обжалуемого уведомления о результатах проверки, вынесенного по выявленным нарушениям, соответственно доводы Компании «А» в указанной части, являются некорректными.

Таким образом, учитывая, что Компанией «А» допущены нарушения статьей 86, 114, 137 Налогового кодекса, результаты налоговой проверки в части начисления КПН за 2010-2013 годы, а также по уменьшению сумм вычетов за 2014 год являются обоснованными, а жалоба в указанной части не подлежит удовлетворению.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение признать действия налогового органа в указанной части правомерными.

  1. Относительно начисления НДС за 3 квартал 2010 года

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующей пени является необоснованное занижение оборота по реализации товаров, работ, услуг, в связи с чем, по результатам налоговой проверки начислен НДС за 3 квартал 2010 года в сумме 7,4 тыс.тенге.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна, и считает, что срок исковой давности по начислению НДС за 3 квартал 2010 года на момент завершения налоговой проверки (23.10.2015г.) истек 30.09.2015г.

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам. 

В соответствии с пунктом 2 статьи 48 Налогового кодекса от 25.12.2017г. если иное не предусмотрено настоящей статьей, срок исковой давности составляет пять лет. Течение срока исковой давности начинается после окончания соответствующего налогового периода, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4, 5, 6 и 10 настоящей статьи.

При этом согласно подпункту 1) пункта 7 статьи 48 Налогового кодекса от 25.12.2017г. срок исковой давности продлевается на один календарный год - в случае представления налогоплательщиком (налоговым агентом) дополнительной налоговой отчетности за период, по которому срок исковой давности, установленный пунктом 2 настоящей статьи, истекает менее чем через один календарный год, в части начисления и (или) пересмотра исчисленной суммы налогов и платежей в бюджет.

Согласно подпункту 3) пункта 8 статьи 48 Налогового кодекса от 25.12.2017г. срок исковой давности в части начисления или пересмотра исчисленной, начисленной суммы налогов и платежей в бюджет приостанавливается на период времени с даты завершения налоговой проверки до завершения производства по уголовному делу в случае проведенной налоговой проверки в рамках досудебного расследования.

Таким образом, продление и приостановление срока исковой давности в части начисления и (или) пересмотра исчисленной суммы налогов и платежей в бюджет производится в случаях, предусмотренных нормами статьи 48 Налогового кодекса от 25.12.2017г.

Следует указать, что аналогичный порядок исчисления срока исковой давности в части начисления или пересмотра исчисленной, начисленной суммы налогов и платежей в бюджет был регламентирован и нормами Налогового кодекса.

В соответствии с пунктом 16 Нормативного постановления Верховного Суда РК «О судебной практике применения налогового законодательства» от 29.06.2017г. №4 применительно к праву органа государственных доходов на начисление или пересмотр исчисленной, начисленной суммы налогов и других обязательных платежей в бюджет срок исковой давности исчисляется на дату вынесения уведомлений, предусмотренных подпунктами 1), 2) и 3) пункта 2 статьи 607 Налогового кодекса.

Таким образом, применительно к праву органа государственных доходов на начисление или пересмотр исчисленной, начисленной суммы налогов и других обязательных платежей в бюджет срок исковой давности исчисляется в частности на дату вынесения уведомления о результатах проверки.

В рассматриваемом случае, налоговым органом уведомление от 23.10.2015г. о результатах проверки было вынесено после завершения уголовного дела и вручено налогоплательщику 15.01.2018г.

При этом, Декларации по НДС за 3 квартал 2010 года (очередная, дополнительные) Компанией «А» были поданы от 15.11.2010г., от 17.07.2012г., от 17.07.2012г., от 18.07.2012г.

То есть, срок исковой давности по НДС за 3 квартал 2010 года начинается с 01.10.2010г. и соответственно истекает 30.09.2015г. При этом данный срок исковой давности не подлежит продлению, так как дополнительные Декларации по НДС за 3 квартал 2010 года (от 17.07.2012г., от 17.07.2012г.,от 18.07.2012г.) были поданы в период истечения срока исковой давности более чем через один календарный год.

Таким образом, начисление НДС за 3 квартал 2010 года в сумме 7,4 тыс.тенге по результатам налоговой проверки, является необоснованным в связи с истечением срока исковой давности по данному налогу.

Исходя из изложенного, результаты налоговой проверки по начислению НДС за 3 квартал 2010 года в сумме 7,4 тыс.тенге, являются неправомерными.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение - признать результаты налоговой проверки в указанной части неправомерными.

  1. Относительно начисления НДС за 4 квартал 2010 года

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующей пени является занижение Компанией «А» оборота по реализации товаров, работ, услуг, в связи с чем, по результатам налоговой проверки начислен НДС за 4 квартал 2010 года в сумме 32,7 тыс.тенге.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна, и считает, что по результатам налоговой проверки начисление НДС произведено без изучения первичной документации, только на основе итоговых сумм по реестру счетов-фактур и деклараций НДС. Отсутствует подробное обоснование причин начисления.

Компанией «А» указано, что по реестру счетов-фактур, сформированной программой 1С указываются счета-фактуры с НДС без округления с тиынами, по Декларации НДС отражаются счета-фактуры с округлением тенге, в связи с чем за 4 квартал 2010 года возникает отклонение по округлению на сумму 0,1 тыс.тенге, которое незаконно включено в акт проверки как доначисление.

По мнению Компании «А», необоснованно включена в доход сумма, полученная от гражданина «А» по коммунальным услугам за декабрь 2009 года, сумма НДС по данным услугам составила 0,5 тыс.тенге, отраженная в 4 квартале 2009 года. Также необоснованно учтены в облагаемом обороте услуги, предоставленные Агентству РК по защите конкуренции за октябрь, ноябрь, декабрь 2010 года, которые в соответствии со статьей 259 Налогового кодекса подлежат исключению из зачета, так как не были оплачены Компанией «А».

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.  

Согласно информации налогового органа, полученной в ходе рассмотрения жалобы, следует, что следователем по ОВД антикоррупционной службы Актюбинской области у Компании «А» изъяты первичная учетная документация, программа 1-С бухгалтерия, в связи с чем, в ходе налоговой проверки налоговым органом направлено письмо от 25.06.2015г. в Департамент Агентства РК по делам государственной службы и противодействия коррупции по Актюбинской области, которым был предоставлен полный доступ к первичной документации в здании Департамент Агентства РК по делам государственной службы и противодействия коррупции по Актюбинской области. В частности, по данным Журнала выданных счетов-фактур по реализованным товарам (работ, услуг) за 4 квартал 2010 года сумма НДС составила 29 965,6 тыс.тенге. При этом журнал выданных счетов-фактур ведется в формате с отражением 2 десятичных знаков.

В соответствии с пунктом 1 статьи 57 Налогового кодекса, если иное не установлено Налоговым кодексом, налогоплательщик (налоговый агент) осуществляет ведение налогового учета в тенге по методу начисления в порядке и на условиях, установленных Налоговым кодексом.

Соответственно, доводы Компании «А» о том, что по результатам налоговой проверки начислен НДС в сумме 0,1 тыс.тенге в связи с округлением сумм в тенге, являются некорректными, так как ведение налогового учета осуществляется в тенге.

Также, как было указано ранее, бухгалтерский учет Компании «А» велся с нарушениями, при этом Компанией «А» к жалобе не были приложены соответствующие документы, подтверждающие его требования в указанной части.

Между тем, по данным копий журнала реализации счетов-фактур за 4 квартал 2010 года, предоставленных налоговым органом, Компанией «А» в адрес:

- гражданки «А» выставлен счет-фактура от 31.12.2010г. №2194 на сумму 4,6 тыс.тенге, в том числе НДС 0,5 тыс.тенге, тогда как Компания «А»» без приложения подтверждающих документов утверждает, что данные суммы НДС выставлены в декабре 2009 года и отражены в 4 квартале 2009 года;

- Агентству РК по защите конкуренции за октябрь, ноябрь, декабрь 2010 года выставлены счета-фактуры: от 31.10.2010г., от 30.11.2010г., от 30.12.2010г. каждая на сумму 48,0 тыс.тенге, в том числе НДС 5,1 тыс.тенге, тогда как Компания «А» требует исключить указанные НДС из зачета, так как не были оплачены Компанией «А».

Следует указать, что по результатам налоговой проверки, в частности установлено занижение облагаемого оборота за 4 квартал 2010 года в соответствии со статьей 231 Налогового кодекса.

Тогда как согласно статье 259 Налогового кодекса если часть или весь размер обязательства по приобретенным товарам, работам, услугам признаются сомнительными в соответствии с положениями Налогового кодекса, то сумма НДС, ранее принятого в зачет по таким товарам, работам, услугам, в размере, соответствующем размеру сомнительного обязательства, подлежит исключению из зачета по истечении трех лет с даты возникновения обязательства, кроме налога на добавленную стоимость, отнесенного в зачет на основании подпунктов 3) и 4) пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса.

Соответственно, доводы Компании «А» о необоснованном увеличении по результатам налоговой проверки облагаемого оборота за 4 квартал 2010 года: на стоимость услуг по коммунальным услугам за декабрь 2009 года от гражданки «А», а также на стоимость услуг за октябрь, ноябрь, декабрь 2010 года, предоставленных Агентству РК по защите конкуренции, являются необоснованными.

Таким образом, учитывая, что Компанией «А» допущены нарушения статьи 231 Налогового кодекса, результаты налоговой проверки в части начисления НДС являются обоснованными, а жалоба в указанной части не подлежит удовлетворению.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение признать действия налогового органа в указанной части правомерными.

  1. Относительно уменьшения НДС, отнесенного в зачет в 3 квартал 2014 года и 1 квартале 2015 года

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующей пени является завышение Компание «А» НДС, относимого в зачет за 3 квартал 2014 года на сумму 2 601,0 тыс.тенге, за 1 квартал 2015 года на сумму 713,3 тыс.тенге.

С данным выводом налогового органа Компания «А» не согласна, и считает, что по результатам налоговой проверки исключены из зачета суммы НДС по товарам, приобретенным по импорту за 3 квартал 2014 года в сумме 2 601,0 тыс.тенге, за 1 квартал 2015 года в сумме 713,3 тыс.тенге, уплаченные согласно платежным поручениям от 15.07.2014г., от 08.01.2015г., соответственно.

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.   

В соответствии с подпунктом 3-1) пункта 1 статьи 256 Налогового кодекса, если иное не предусмотрено главой 34 Налогового кодекса, при определении суммы налога, подлежащей взносу в бюджет, получатель товаров, работ, услуг, являющийся плательщиком налога на добавленную стоимость в соответствии с подпунктом 1) пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса, имеет право на зачет сумм налога на добавленную стоимость, подлежащих уплате за полученные товары, включая основные средства, нематериальные и биологические активы, инвестиции в недвижимость, работы и услуги, если они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота, а также если выполняются следующие условия, в том числе в случае импорта товаров с территории государств-членов Таможенного союза:

исполнено налоговое обязательство по представлению налоговой отчетности по косвенным налогам;

НДС уплачен в бюджет в соответствии со статьей 276-20 Налогового кодекса и не подлежит возврату.

Согласно подпункту 12) пункта 2 статьи 256 Налогового кодекса суммой НДС, относимого в зачет в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, является сумма налога, которая указана в декларации по косвенным налогам по импортированным товарам и совпадает с суммой НДС по импортированным товарам, отраженной в заявлении (заявлениях) о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, содержащем (содержащих) отметку налогового органа, предусмотренную пунктом 7 статьи 276-20 Налогового кодекса, а также уплачена в установленном порядке в бюджет РК.

При этом пунктом 3 статьи 256 Налогового кодекса установлено, что в случае уплаты НДС в соответствии со статьями 241 и 276-20 Налогового кодекса уплаченный налог относится в зачет в том налоговом периоде, в котором исполнено налоговое обязательство по уплате НДС.

Таким образом, отнесение в зачет НДС по импортированным товарам с территории государств-членов Таможенного союза производится при соблюдении требований, предусмотренных вышеуказанными требованиями статьи 256 Налогового кодекса.

В рассматриваемом случае, как следует из акта налоговой проверки Компанией А» отнесен в зачет НДС по товарам, приобретенным по импорту с уплатой НДС при таможенном оформлении: за 3 квартал 2014 года в сумме 3 316,5 тыс.тенге; за 1 квартал 2015 года в сумме 1 246,3 тыс.тенге.

Согласно информации налогового органа по результатам налоговой проверки установлено завышение размера НДС, отнесенных в зачет, по товарам, приобретенных по импорту из Российской Федерации (РФ), за 3 квартал 2014 года на сумму 2 601,0 тыс.тенге, за 1 квартал 2015 года на сумму 713,3 тыс.тенге.

Между тем, по материалам, предоставленным налоговым органом, данные сумма НДС по облагаемому импорту из РФ за 3 квартал 2014 года, 1 квартал 2015 года Компанией «А» отражены в налоговой отчетности Ф.320 «Декларации по косвенным налогам по импортированным товарам» за июнь и декабрь 2014 года, а также налоговой отчетности Ф.328 «Заявление о ввозе товаров и уплате косвенных налогов» с отметкой о регистрации заявления при предоставлении в налоговый орган (№№1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10). При этом указанные суммы НДС в размере 2 601,0 тыс.тенге и 713,3 тыс.тенге фактически были уплачены в бюджет (15.07.2014г., 08.01.2015г. соответственно), что подтверждается данными лицевого счета (КБК105109) Компании «А».

Учитывая изложенное, в соответствии с требованиями, установленными нормами статьи 256 Налогового кодекса, Компания «А» вправе была отнести данные суммы НДС в зачет.

Таким образом, исключение по результатам налоговой проверки из зачета НДС по товарам, импортированным из РФ, за 3 квартал 2014 года в сумме 2 601,0 тыс.тенге, за 1 квартал 2015 года в сумме 713,3 тыс.тенге, является необоснованным.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение - признать результаты налоговой проверки в указанной части неправомерными.


Рассказать друзьям:

Возврат к списку