Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, вознаграждения по кредитам

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Решение апелляционной комиссии МФ РК. КПН, вознаграждения по кредитам

Министерством финансов Республики Казахстан(далее – уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «Д» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее – налоговый орган) о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц – резидентов, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН).

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена комплексная налоговая проверка Компании «Д» по вопросам исполнения налогового обязательства по отдельным видам налогов и (или) других обязательных платежей в бюджет за период с 01.01.2012г. по 31.12.2016г., по результатам которой вынесено уведомление от 26.06.2018г о начислении КПН в сумме 404716,5тыс.тенге, пени в сумме 37192,3тыс.тенге, уменьшенного убытка в сумме 4573053,5 тыс.тенге.

Компания «Д», не согласившись с выводами налогового органа, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение налогового органа.

Относительно исключения из расходов сумм вознаграждения по денежным займам согласно акцессорным договорам.

Основанием для начисления обжалуемой суммы налога и соответствующей суммы пени явилось отнесение Компанией «Д», в нарушение пункта 3 статьи 100 Налогового кодекса, необоснованно завышены расходы по вознаграждению за полученные кредиты по акцессорному договору (о предоставлении банковского займа), так как понесены на осуществление деятельности, не направленные на получение дохода. В связи с чем, уменьшен переносимый убыток за 2013-2016гг. и начислен КПН за 2015-2016гг.

По мнению Компании «Д» на расходы сумма вознаграждения по денежному займу согласно акцессорного договора, должна идти в полном объеме, так как при покупке торгового центра со заёмщиком был ТОО «А», имевший задолженность перед АО «Е» в сумме 1480000,0 тыс.тенге, которая оплачена в полном объеме. При этом, Компания «Д» в жалобе отмечает, что ТОО «А», ТОО «В» и сама Компания являются связанными сторонами и все затраты в виде вознаграждений должны относиться на вычеты в полном объеме.

По мнению Компании на вычеты также должны относиться расходы по предоставлению гарантий по ТОО «А», ТОО «В» и ТОО «С», являющиеся гарантами Компании.

Так, по утверждению Компании «Д» и согласно подпункту 3) пункта 1 статьи 103Налогового кодекса (в редакции 2013 года)вычет вознаграждения производится в соответствии с положениями настоящей статьи, где вознаграждениями признается  плата за гарантию взаимосвязанной стороне.

Кроме этого, в жалобе отмечено, что проверяющими специалистами в акте проверки не применены нормы стандартов МСФО, где предоставление беспроцентной финансовой помощи на возвратной основе является заемной операцией и, соответственно рассматривается как безвозмездное оказание услуг. Беспроцентный заем учитывается по амортизированной стоимости методом эффективной процентной ставки, а сумма дисконта (процентного дохода) признается в соответствие с этим методом.

Соответственно, так как данный заем был беспроцентный, он не может являться операцией не связанной с получением дохода, в связи с тем, что фактически был направлен на  инвестиционные цели и учтен по номинальной стоимости с учетом амортизации и не противоречит статье 100 Налогового кодекса.

При этом, вывод проверяющих, что выданная для инвестиционных целей финансовая помощь, не связана с предпринимательской деятельностью, не подтверждена должными на то основаниями и является необоснованным.

Кроме этого, по мнению Компании, проверяющими специалистами не учтена отрицательная курсовая разница, которая должна учитываться при монетарных операциях. 

Проверив доводы Компании «Д», исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.

Как ранее было отмечено, что в соответствии с нормами Налогового кодекса отнесение расходов по товарам (работам, услугам) на вычеты производятся при наличии первичных документов, подтверждающих данные расходы, которые фиксируют факт совершения операции либо события, а также подтверждающих, что такие расходы связаны с деятельностью, направленной на получение дохода.

В рассматриваемом случае, в соответствие с Соглашением об открытии кредитной линии заключенным между Компанией «Д» и АО «Банк» от 06.04.2012г., где целевым назначением кредитной линии является:

1) рефинансирование ссудной задолженности перед АО «Е» по кредиту, полученному на инвестиционные цели в сумме 4433744,3 тыс.тенге;

2) возврат кредиторской задолженности ТОО «А» для целей дальнейшего погашения ссудной задолженности данного предприятия перед АО «Е», возникшей в связи с приобретением ТЦ в сумме 1 480 000,0тыс.тенге.

Кроме этого, по акцессорным договорам:

-от 26.12.2013г., где целевым назначением кредита является оказание финансовой помощи ТОО «К».

- от 30.04.2013г., где целевым назначением банковского займа, является оказание финансовой помощи ТОО «В».

Далее, из представленной информации проверяющего специалиста и из жалобы следует, что Компанией «Д» заключены договора о возвратной финансовой помощи между Компанией «Д» и:

  1. ТОО «А» от 30.03.2012 года на сумму 1 480 000,0 тыс.тенге,
  2. ТОО «В» от 12.11.2012 года на сумму 94 000,0 тыс.тенге, от 03.01.2013 года на сумму 332 255,4 тыс.тенге, от 01.05.2013 года на сумму 1 797200,0 тыс.тенге, от 18.02.2015 года на сумму 106330,0 тыс.тенге, всего на сумму 2 329 785,4 тыс.тенге.
  3. ТОО «С» от 30.07.2013 года на сумму 3 431833,0 тыс.тенге.

При этом, ранее полученная Компанией «Д» от АО «Банк» сумма в размере 1 746545,1 тыс.тенге и предназначенная для передачи в адрес ТОО «К» передана в виде финансовой помощи в сумме 3 431 833,0 тыс.тенге, то есть данная сумма превышает размер суммы по вышеназванному договору на 1 685 287,9 тыс.тенге. Следует отметить, что сумма 3 431 833,0 тыс.тенге от ТОО «К» не возвращена и по данным ИС ИНИС данная компания признана банкротом от 26.06.2017г.

Кроме того, следует также отметить, что вышеперечисленные договора о возвратной финансовой помощи являются беспроцентными. Соответственно при предоставлении финансовой помощи, Компания «Д» доход не извлекало.

В соответствии с подпунктом 39) пункта 1 статьи 12 Налогового кодекса вознаграждение - все выплаты: связанные с кредитом (займом, микрокредитом), за исключением полученной (выданной) суммы кредита (займа, микрокредита), комиссий за перевод денег банками и иных выплат лицу, не являющемуся для заемщика заимодателем, взаимосвязанной стороной. Так, в случае, если взаимоотношения по иным выплатам возникают у лиц, которые по отношению друг к другу не являются заимодателем или взаимосвязанной стороной, то такие выплаты не будут являться вознаграждением.

Вместе с тем, согласно подпункту 28) пункта 1 статьи 12 Налогового кодекса (в редакции по состоянию на 03.12.2011 г.)взаимосвязанная сторона - физическое или юридическое лицо, взаимосвязанность которого определяется в соответствии с законодательством Республики Казахстан о трансфертном ценообразовании. Согласно статье 11 Закона Республики Казахстан «О трансфертном ценообразовании» (далее – Закон о трансфертном ценообразовании) взаимосвязанными сторонами признаются физические и (или) юридические лица, имеющие особые взаимоотношения, оказывающие влияние на экономические результаты сделок (операций) между ними. Такие особые взаимоотношения включают следующие условия:

1) одно лицо признается аффилированным лицом другого лица;

2) лицо является крупным акционером, крупным участником (владеющим десятью и более процентами голосующих акций или долей участия) участника сделки;

3) лицо взаимосвязано с участником сделки договором, включая доверительное управление имуществом, в соответствии с которым оно вправе определять решения, принимаемые доверительным управляющим;

4) собственник имущества взаимосвязан с лицом, которому передано одно или несколько правомочий собственника имущества в отношении этого имущества (владение, пользование, распоряжение), в том числе на основании договора о доверительном управлении имуществом, в соответствии с которым собственник вправе определять решения, принимаемые таким лицом;

5) лицо является должностным лицом участника сделки или юридического лица, указанного в подпунктах 2), 3), 6) - 10) настоящей статьи, за исключением независимого директора;

6) юридическое лицо контролируется лицом, являющимся крупным акционером, крупным участником или должностным лицом участника сделки;

7) юридическое лицо, по отношению к которому лицо, являющееся крупным акционером, крупным участником или должностным лицом участника сделки, является крупным акционером, крупным участником, имеющим право на соответствующую долю в имуществе;

8) юридическое лицо, по отношению к которому участник сделки является крупным акционером, крупным участником, имеющим право на соответствующую долю в имуществе;

9) юридическое лицо совместно с участником сделки находится под контролем третьего лица;

10) лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированными лицами владеет, пользуется, распоряжается десятью и более процентами голосующих акций или долей участия участника сделки либо юридических лиц, указанных в подпунктах 2), 3), 6) - 9) настоящей статьи;

11) физическое лицо является близким родственником (родитель, сын, дочь, усыновитель, усыновленный, брат, сестра, бабушка, дедушка, внук), а также свойственником (брат, сестра, родитель, сын или дочь супруга (супруги) физического лица, являющегося крупным акционером, крупным участником либо должностным лицом, за исключением независимого директора участника сделки;

12) два доверительных управляющих взаимосвязаны между собой, если одно и то же лицо является учредителем доверительного управления по обоим договорам доверительного управления имуществом и имеет возможность определять решения, принимаемые ими;

13) доверительный управляющий и организация, в которой учредитель доверительного управления является крупным акционером либо крупным участником (владеющим десятью и более процентами голосующих акций или долей участия), если учредитель доверительного управления имеет возможность определять решения, принимаемые доверительным управляющим;

14) доверительный управляющий по одному договору доверительного управления имуществом и выгодоприобретатель по другому договору доверительного управления имуществом признаются взаимосвязанными, если учредителем доверительного управления по обоим договорам доверительного управления имуществом является одно и то же лицо, которое имеет возможность определять решения, принимаемые доверительным управляющим;

15) участниками сделок применяется цена сделки, по которой имеется отклонение от рыночной цены с учетом диапазона цен, по данным одного из уполномоченных органов.

В рассматриваемом случае, Компанией «Д», как к проверке, так и к жалобе не представлены документы о взаимосвязанности сторон между Компанией и ТОО «А», ТОО «В», ТОО «С» (например: договор о совместной деятельности либо документ, подтверждающий один из вышеперечисленных пунктов статьи 11Закона о трансфертном ценообразовании).

Из представленных документов к дополнительной жалобе Договоров консорциума№15\2012 от 10.04.2012г., №21\2012 от 13.10.2012г., №36\2013 от 27.11.2013г., заключенными между Компанией «Д» и ТОО «А», ТОО «В»,ТОО «С» (далее – стороны) следует, что согласно пункту 1.1. предметом данных договоров является то, что стороны объединяют усилия для достижения общей совместной цели:

- заключение договора банковского займа с банком АО «Банк» для приобретения торгового центра;

-строительства ТД;

-приобретения металлоконструкций.

Также следует указать, что соглашение об открытии кредитной линии №73/12-05 КБ заключено Компанией «Д»  и АО «Банк» от 06.04.2012г., то есть ранее того срока, чем заключались договоры консорциума.

В соответствие с пунктом 1 статьи 233 Гражданского кодекса Консорциум это временный добровольный равноправный союз (объединение) на основе договора о совместной хозяйственной деятельности, в котором юридические лица объединяют те или иные ресурсы и координируют усилия для решения конкретных хозяйственных задач.

В данном случае из пункта 4.1 договоров консорциума следует, что покрытие убытков, возникших в результате совместной деятельности, осуществляется за счет имущества Стороны 1 (Компания «Д»). Тогда как юридические лица, как отмечено выше в Гражданском кодексе, должны объединять и координировать усилия для решения хозяйственных задач.

Пунктом 4.4. договоров консорциума определено, что стороны вправе в любое время отказаться от совместной деятельности и потребовать возврата имущества и денежных средств, переданных для совместной деятельности. Продукция и полученные доходы (прибыль) созданные и приобретенные в результате совместной деятельности являются общей долевой собственностью Участников, как определено пунктом 5.1. договоров консорциума. При этом, объект передачи для ведения совместной деятельности (имущество или денежные средства) данными договорами не определен.

Согласно пункту 1.7. договоров консорциума стороны установили, что ведение общих дел поручается Стороне – 1 (Компания «Д»). При этом, в соответствие со статьей 229 Гражданского кодекса ведение общих дел участников договора о совместной деятельности осуществляется по их общему согласию. По соглашению между собой они могут поручить руководство совместной деятельностью и ведение общих дел одному из участников, действующему в этом случае на основании доверенности, выданной остальными участниками договора.

В рассматриваемом случае, Компанией «Д» ни к жалобе, ни к проверке доверенности не приложены, также не приложены бухгалтерские документы, свидетельствующие о ведении общей совместной деятельности в соответствии с пунктом 3.2.2. договоров консорциума.

Кроме того, к жалобе приложены письма (от 01.06.2012г. ТОО «ВТ», от 12.01.2015г. ТОО «К», от 21.04.2015г. ТОО «AMT»), где участники договоров консорциума уведомляют  Компанию «Д»  о выходе из данных договоров. Из чего следует, что солидарную ответственность перед банком заемщиком несут уже  не все стороны, а только Компанию «Д».

Следует отметить, что в соответствие с пунктом 1 статьи 94 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее- ГК) дочерней организацией является юридическое лицо, решения которого может определять другое юридическое лицо (далее - основная организация) на основании наличия преобладающей доли участия в уставном капитале либо заключенного между ними договора, либо иным образом.

Согласно пункту 1 статьи 95 ГК Акционерное общество признается зависимым, если другое (участвующее, преобладающее) юридическое лицо имеет более двадцати процентов его голосующих акций.

В данном случае, согласно Информационной системе Интегрированной Налоговой Информационной Системы Республики Казахстан(далее – ИС ИНИС) «Регистрационные данные юридического лица» Компания «Д»  не является дочерней компанией вышеперечисленных предприятий, не является также материнской компанией данных предприятий, кроме того, не является Акционерным обществом.

Соответственно, утверждение в жалобе, что Компания «Д» и все вышеперечисленные компании являются взаимосвязанными между собой, не обоснованно. Приложенные договоры консорциума и письма к ним, являются подтверждением того, что совместная деятельность между Компанией и вышеназванными предприятиями не велась.

Как было отмечено выше, согласно пунктам 1 и 3 статьи 100 Налогового кодекса расходы налогоплательщика в связи с осуществлением деятельности, направленной на получения дохода, подлежат вычету при определении налогооблагаемого дохода, вычеты производятся налогоплательщиком при наличии документов, подтверждающих расходы, связанные с его деятельностью, направленной на получение дохода.

Кроме этого следует отметить, что согласно параграфу 14 Международного стандарта финансовой отчетности (IAS) 18 выручка от продажи товаров должна признаваться, когда компания перевела на покупателя значительные риски и вознаграждения, связанные с владением товарами, сумма выручки может быть надежно измерена, возникновение соответствующего притока в компанию экономических выгод, связанных со сделкой, является вероятными понесенные или ожидаемые затраты, связанные со сделкой, могут быть надежно измерены.

В рассматриваемом случае, данные пункты налогового и бухгалтерского законодательств Компанией «Д» не исполнены и соответствующее утверждение, что расходы по отнесению вознаграждений на вычеты, оказание финансовой помощи связаны с деятельностью, направленной на получение дохода, не обосновано.

Следовательно, исключение из вычетов расходов в части отнесения на вычеты вознаграждения за полученные кредиты по акцессорным договорам, уменьшение отрицательной курсовой разницы, как несвязанных с деятельностью, направленной на получение дохода, и уменьшение убытка за 2013-2016гг. налоговой проверкой произведено правомерно.

По результатам заседания Апелляционной комиссии, принято решение – оставить обжалуемое уведомление о результатах проверки без изменения, а жалобу без удовлетворения.


Рассказать друзьям:

Возврат к списку