Отнесение затрат на вычеты при отсутствии перевозочных документов. Решение апелляционной комиссии от 24 апреля 2019 года

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Отнесение затрат на вычеты при отсутствии перевозочных документов. Решение апелляционной комиссии от 24 апреля 2019 года

Министерством финансов РК (далее – уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «А» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее - налоговый орган) о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН), налога на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории РК (НДС).

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена комплексная налоговая проверка Компании «А» по вопросам соблюдения норм налогового законодательства, полноты и своевременности перечисления пенсионных взносов и социальных отчислений за период с 01.01.2014г. по 31.12.2016г., по результатам которой вынесено уведомление о начислении КПН в сумме 54 358,5 тыс.тенге, пени в сумме 1 618,1 тыс.тенге, НДС в сумме 157 106,4 тыс.тенге, пени 3 436,5 тыс.тенге, индивидуальный подоходный налог с доходов, облагаемых у источника выплаты, в сумме 496,3 тыс.тенге, пени 60,6 тыс.тенге, социальный налог в сумме 430,5 тыс.тенге, пени 42,1 тыс.тенге, налог на имущество с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сумме 452,4 тыс.тенге .


Компания «А», не согласившись с выводами налогового органа в части начисления КПН и НДС, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение налогового органа.

В жалобе указано, что выводы указанные в акте проверки являются преждевременными и не основаны на нормах права, ссылки на нарушение налогового законодательства не доказаны проверяющим лицом.

Так, при отнесении затрат на вычеты, Компания «А» руководствовалось требованиями налогового законодательства в которых первичные документы подписаны ответственными лицами за совершение операций. При этом в акте проверки не указано отсутствие каких документов, явилось нарушением пунктов 1, 3 статьи 100 и статьи 256 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 10.12.2008г. (Налоговый кодекс).

По мнению Товарищества, выводы проверки об отсутствии перевозочных документов являются необоснованными, поскольку поставщики не оказывали услуги перевозки грузов, при этом товар доставлялся покупателем самостоятельно на условиях самовывоза.

Кроме того, приговором суда от 24.06.2016г. подтверждается осуществление финансово-хозяйственной деятельности Компании «В», Компания «С» и Компания «Д», и соответственно выполнение работ, оказание услуг и поставка товаров в адрес покупателей, при этом, деятельность данных компаний судом оценена как сокрытие дохода, объектов налогообложения в целях уклонения от уплаты налогов.

Проверив доводы налогоплательщика, исследовав представленные налоговым органом материалы, уполномоченный орган пришел к следующим выводам.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 100 Налогового кодекса расходы налогоплательщика в связи с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, подлежат вычету при определении налогооблагаемого дохода, за исключением расходов, не подлежащих вычету в соответствии с Налоговым кодексом.

Вычеты производятся налогоплательщиком при наличии документов, подтверждающих расходы, связанные с его деятельностью, направленной на получение дохода. Данные расходы подлежат вычету в том налоговом периоде, в котором они фактически были произведены, за исключением расходов будущих периодов, определяемых в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности и требованиями законодательства РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно пункту 1 статьи 256 Налогового кодекса, если иное не предусмотрено главой 34 Налогового кодекса, при определении суммы налога, подлежащей взносу в бюджет, получатель товаров, работ, услуг, являющийся плательщиком НДС в соответствии с подпунктом 1) пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса, имеет право на зачет сумм НДС, подлежащих уплате за полученные товары, включая основные средства, нематериальные и биологические активы, инвестиции в недвижимость, работы и услуги, если они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота, а также если выполняются условия, указанные в подпунктах 1)-5) данного пункта.

Основанием для отнесения в зачет НДС в соответствии со статьей 256 Налогового кодекса является счет-фактура.

Пунктом 8 статьи 263 Налогового кодекса предусмотрено, что счет-фактура заверяется для юридических лиц - печатью, содержащей название и указание на организационно-правовую форму, а также подписями руководителя и главного бухгалтера.

Счет-фактура может заверяться подписью работника, уполномоченного на то решением налогоплательщика.

В соответствии с пунктом 2 статьи 56 Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно статье 4 Закона Республики Казахстан «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» от 27.02.2007г. (далее – Закона о бухгалтерском учете) целью бухгалтерского учета и финансовой отчетности является обеспечение заинтересованных лиц полной и достоверной информацией о финансовом положении, результатах деятельности и изменениях в финансовом положении индивидуальных предпринимателей и организаций.

При этом подпунктом 1) пункта 3 статьи 6 Закона о бухгалтерском учете установлено, что операции и события отражаются в системе бухгалтерского учета и должны обеспечивать адекватное подкрепление бухгалтерских записей оригиналами первичных документов и отражение в бухгалтерских записях всех операций и событий.

В соответствии с подпунктом 6) статьи 7 Закона о бухгалтерском учете первичные документы, как на бумажных, так и на электронных носителях должны содержать обязательные реквизиты, где среди прочего предусмотрено указание наименования должностей, фамилии, инициала и подписи лиц, ответственных за совершение операции (подтверждение события), и правильность ее (его) оформления.

Таким образом, вычету подлежат расходы, связанные с осуществлением деятельности направленной на получение дохода, зачету подлежит сумма НДС по полученным товарам (работам, услугам), использованным (будут использоваться) в целях облагаемого оборота на основании подтверждающих документов, которые составлены с соблюдением требований налогового законодательства РК.


Относительно взаиморасчетов с Компанией «В»

В рассматриваемом случае, Компанией «А» и Компанией «В» был заключен Договор купли-продажи (поставки) крупного рогатого скота от 17.03.2014г., в котором продавец (Компания «В») обязуется передать, а покупатель (Компанией «А») принять и оплатить продукцию (крупный рогатый скот-КРС) мясного направления.

Из Договора следует, что пунктом поставки КРС является с.Ивановка. Цена за 1 (один) килограмм живого веса составила в сумме 470 тенге с учетом НДС. Продавец обязуется поставить КРС, а также передать ветеринарные сертификаты и другие необходимые документы, срок действия договора до 31.12.2014г. (пункты 2, 3, 8 Договора от 17.03.2014г.).

Согласно выписанным Компанией «В» счетам-фактурам и накладным (20 шт.) за 1-2 кварталы 2014г. общая стоимость реализации КРС в адрес Компании «А» составила 417 581,3 тыс.тенге, в количестве (живой вес) 888 473 килограмм. При этом, в указанном договоре, счетах-фактурах, накладных, подписи выполнены руководителем Компания «В»  - гражданином Ж.

Необходимо указать, что в момент осуществления указанных взаиморасчетов согласно данным ИНИС РК в период с 01.10.2013г. по 18.06.2015г. руководителем и учредителем Компании «В» являлся гражданин Ж. 1974 г. р.

Вместе с тем, приговором суда от 24.06.2016г. рассмотрено уголовное дело из которого следует, что гражданин Д, проявляя преступную настойчивость с целью скрыть свою причастность с совершаемому преступлению, умышленно, предвидя причинение особо крупного ущерба государству в виде не уплаты налогов и желая этого осуществляя поиск лица, на имя которого возможна регистрация предприятия, действуя через других лиц, воспользовавшись тяжелым материальным положением за материальное вознаграждение попросил перерегистрировать Компанию «В» на гражданина Ж., который не подозревая о преступных намерениях гражданина Д., дал свое согласие на регистрацию данной компании. При этом, гражданин Ж., в силу своих личных качеств не мог осуществить какую-либо коммерческую деятельность и отвечать по налоговым обязательствам предприятия. 

После чего, гражданин Д. и другие лица, в соответствии с обычаями делового оборота выполняя обязанности, вытекающих из учредительных документов, подписывали от имени гражданиа Ж., счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 2 734 251,0 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компании «В» не имел (эпизод № 6).

Необходимо отметить, что согласно данным налоговой отчетности по НДС (ф. 300.00) за 1-2 квартал 2014г. основным поставщиком Компании «В» являлся Компания «Е» (99,3% поставки).

При этом, Приговором суда от 24.06.2016г. установлено, что гражданин Д. из корыстных побуждений с целью воплощения своих преступных намерений в реальность, познакомился гражданином Г. и пользуясь его некомпетентностью в сфере налогового законодательства за материальное вознаграждение предложил зарегистрировать на его имя Компания «Е», на что гражданин Г., не подозревая о преступных намерениях гражданина Д. дал свое согласие, при этом гражданин Г.  в силу своих личных качеств не мог осуществить какую-либо коммерческую деятельность и отвечать по налоговым обязательствам предприятия. 

После чего, гражданин Д. и другие лица, в соответствии с обычаями делового оборота выполняя обязанности, вытекающих из учредительных документов, подписывали от имени гражданина Г., счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 2 195 413,4 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компания «Е» не имел (эпизод № 18).

Вместе с тем, согласно данным налоговой отчетности (300.00) за 1-2 квартал 2014г. Компания «Е» приобретал товары путем импорта, по которым НДС уплачен методом зачета. В свою очередь, согласно информации КГД МФ РК указанным налогоплательщиком импортные операции в 2014г. не производились.

Также, следует отметить, что согласно Приговору суда от 24.06.2016г. в период 2010-2015г.г. поставщиком Компании «Е» являлся Компания «Ж» из которого следует, что гражданин Д. находясь в предварительном сговоре с другими лицами, чувствуя свою безнаказанность, не останавливаясь на достигнутом, фактически руководя деятельностью Компания «З» и Компании «Ж», а равно и субъектом малого предпринимательства, из корыстных побуждении с целью завуалировать свою преступную деятельность и придания ей вида мнимой законности, в том числе усложнения выявления совершаемого ими преступления без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, в период с 12.10.2010г. по 12.10.2015 г. провели фиктивные сделки между Компания «З» и Компания «Ж», выписав в адрес Компания «Ж» бестоварные счета-фактуры якобы о поставке товаров, оказание услуг, работ, тем самым совершил преступление предусмотренное статьей 192-1 УК РК (эпизод №58).

Более того, гражданин Д. по деятельности Компания «З» признан виновным в совершении преступления предусмотренное статьей 192 части 2 пункта а, б УК РК «лжепредпринимательство, то есть создание субъекта частного предпринимательства, а также руководство им, без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, при условии, если все совершенные сделки преследуют противоправные цели и причинили крупный ущерб государству, совершенное неоднократно, группой лиц по предварительному сговору» (эпизод №1).

Также следует отметить, что согласно протокола допроса свидетеля от 03.05.2017г., гражданин Ж. показал, что Компания «В» было зарегистрировано на его имя в период с 2013 по 2015г.г., при этом ни в каких документах он не расписывался.

Исходя из изложенного, следует, что гражданин Ж., являвшийся учредителем и руководителем Компания «В», и гражданин Г., являвшийся учредителем и руководителем Компания «В» фактически первичные бухгалтерские документы в адрес покупателей товаров, работ, услуг не подписывали, импорт товаров Компания «Ж» не подтверждается, а также сделки между Компания «Ж» (2 уровень) и компания «З» (3 уровень) признаны без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.


Относительно взаиморасчетов с Компания «С»

В рассматриваемом случае, Компанией «А» и Компанией «С» были составлены договора купли-продажи (поставки) КРС от 17.02.2014г., и от 03.03.2014г. в которых предмет и условия договора аналогичны вышеуказанному договору. Согласно выписанным счетам-фактурам и накладным (16 шт.) общая стоимость реализации КРС в адрес Компания «А» составила 463 262,1 тыс.тенге, в количестве (живой вес) 1 003 147 кг. При этом, в данных документах (договор, счет-фактуры, накладные), подписи выполнены от имени руководителя Компания «С»» гражданина С.

Следует указать, что в момент осуществления взаиморасчетов согласно данным ИНИС РК в период с 04.06.2013г. по 21.05.2015г. учредителем и руководителем Компании «С» являлся гражданин С.

Вместе с тем, Приговором суда от 24.06.2016г. установлено, что гражданин Д., проявляя преступную настойчивость с целью скрыть свою причастность с совершаемому преступлению, умышленно, предвидя причинение особо крупного ущерба государству в виде не уплаты налогов и желая этого осуществляя поиск лица, на имя которого возможна регистрация предприятия, действуя через других лиц, воспользовавшись тяжелым материальным положением за материальное вознаграждение попросил перерегистрировать Компанию «С» на гражданина С., который не подозревая о преступных намерениях гражданина Д., дал свое согласие на регистрацию данной компании. При этом, гражданин С., в силу своих личных качеств не мог осуществить какую-либо коммерческую деятельность и отвечать по налоговым обязательствам предприятия. 

После чего гражданин Д. и другие лица, в соответствии с обычаями делового оборота выполняя обязанности, вытекающих из учредительных документов, подписывали от имени гражданин С., счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 2 646 975,3 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компании «С» не имел (эпизод № 12).

Необходимо отметить, что согласно данным налоговой отчетности (300.00) за 1 квартал 2014г. основным поставщиком Компании «С» являлась Компания «Ж» (99,5% поставки).

При этом, Приговором суда от 24.06.2016г. установлено, что гражданин Д. и другие лица, подписывали от имени гражданина Г., счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 2 195 413,4 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компания «Ж» не имел (эпизод № 18).

Вместе с тем, согласно данным налоговой отчетности по НДС (ф. 300.00) за 2 квартал 2014г. Компания «Ж» приобретала товары путем импорта, по которым НДС уплачен методом зачета. Между тем, согласно информации КГД МФ РК данным налогоплательщиком импортные операции в 2014г. не производились.

Также, необходимо отметить, согласно Приговору суда от 24.06.2016г. за период 2010-2015г.г. поставщиком Компании «Ж» являлся Компания «З» которая признана лжепредприятием (эпизод №1). При этом, сделки, между Компанией «З» и Компанией «Ж» признаны совершенными субъектом частного предпринимательства (в том числе путем использования счет-фактуры) без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, преследующие противоправные цели и причинивший крупный ущерб государству» (эпизод №58).

В свою очередь, в ходе допроса свидетеля гражданина С. от 26.05.2017г. установлено, что Компания «С» была зарегистрирована на его имя с 2013г. при этом документы от имени Компания «С» не расписывался.

Исходя из изложенного, следует, что гражданин С., являвшийся учредителем и руководителем Компания «С» и гражданин Г., являвшийся учредителем и руководителем Компании «Ж», фактически первичные бухгалтерские документы в адрес покупателей товаров, работ, услуг не подписывали, импорт товаров Компании «Ж» не подтверждается, а также сделки между Компании «Ж» (2 уровень) и Компании «З» (3 уровень) признаны без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.


Относительно взаиморасчетов с Компанией «Д»

В рассматриваемом случае, Компанией «А» и Компанией «Д» был заключен договор от 20.08.2014г., дополнение №1 к договору от 20.08.2014г. предмет и условия договора аналогичны вышеуказанным договорам. Согласно счетам-фактурам и накладным (50 шт.) общая стоимость реализации КРС в адрес Компании «А» составила 1 070 810,6 тыс.тенге, в количестве (живой вес) 2 278 321 кг. При этом, в данных документах (договор, счет-фактуры, накладные), подписи выполнены от имени руководителя Компанией «Д» гражданина Ш.

Необходимо указать, что в момент осуществления взаиморасчетов согласно данным ИНИС РК в период с 24.11.2010г. по 08.04.2015г. учредителем и руководителем в Компании «Д» являлся гражданин Ш.

Вместе с тем, Приговором суда от 24.06.2016г. установлено, что гражданин Д., проявляя преступную настойчивость с целью скрыть свою причастность с совершаемому преступлению, умышленно, предвидя причинение особо крупного ущерба государству в виде не уплаты налогов и желая этого осуществляя поиск лица, на имя которого возможна регистрация предприятия, действуя через других лиц, воспользовавшись тяжелым материальным положением за материальное вознаграждение попросил перерегистрировать Компании «Д» на гражданина Б. который не подозревая о преступных намерениях гражданина Д., дал свое согласие на регистрацию данной компании. При этом, гражданин Б. в силу своих личных качеств не мог осуществить какую-либо коммерческую деятельность и отвечать по налоговым обязательствам предприятия. 

Далее из приговора суда от 24.06.2016г. следует, что 06.04.2015г. гражданин Д. находясь в преступном сговоре с другими лицами на основании договора купли продажи 100% доли уставного капитала компании «Ж» от 14.03.2015г. перерегистрировал от имени гражданина Ш. на гражданина Б.

После чего, гражданин Д. и другие лица, в соответствии с обычаями делового оборота выполняя обязанности, вытекающих из учредительных документов, подписывали от имени гражданина Б. счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 2 011 507,6 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компании «Д» не имел (эпизод № 33).

Также, заключением специалиста от 15.05.2017г. №129 проведенным в рамках уголовного дела в отношении коммерческого директора Компании «А» (Приговор суда от 24.05.2018г.) установлено, что подписи от имени гражданина Ш. в договоре от 20.08.2014г., в дополнении №1 к договору от 20.08.2014г., а также в счет-фактурах, накладных (48 шт.) Компании «Д» на общую сумму 1 010 890,6 тыс.тенге выписанных в адрес Компании «А» выполнены не самим гражданином Ш., а другим лицом.

Необходимо отметить, что согласно данным налоговой отчетности по НДС (ф. 300.00) за 3-4 квартал 2014г. основным поставщиком Компании «Д» являлся Компания «И» (99,4% поставки).

При этом, Приговором суда от 24.06.2016г. установлено, что гражданин Д. находясь в предварительном сговоре другими лицами, чувствуя свою безнаказанность, не останавливаясь на достигнутом, фактически руководя деятельностью Компанией «И» и Компанией «Д», а равно и субъектом малого предпринимательства, из корыстных побуждении с целью завуалировать свою преступную деятельность и придания ей вида мнимой законности, в том числе усложнения выявления совершаемого ими преступления без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, в период с 12.10.2010 по 12.10.2015г.г. провели фиктивные сделки между Компанией «И» и Компанией «Д», выписав в адрес Компанией «Д» бестоварные счета-фактуры якобы о поставке товаров, оказание услуг, работ.

После чего, гражданин Д. действуя в предварительном сговоре с другими лицами с целью доведения своего преступного плана до логического завершения, умышлено предоставляли в налоговый орган налоговую отчетность с заведомо ложными сведениями о произведенных фиктивных сделках между Компанией «И» и Компанией «Д» по приобретению товароматериальных ценностей (далее -ТМЦ) и услуг, отражением в налоговой отчетности. При этом, фактический указанные в налоговом отчете ТМЦ и услуги Компанией «Д», никогда не приобретались и соответственно не реализовывались (эпизод №74).

Более того, гражданин Д. по деятельности Компанией «И» признан виновным в совершении преступления предусмотренное статьей 192 части 2 пункта а, б УК РК «лжепредпринимательство, то есть создание субъекта частного предпринимательства, а также руководство им, без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, при условии, если все совершенные сделки преследуют противоправные цели и причинили крупный ущерб государству, совершенное неоднократно, группой лиц по предварительному сговору» (эпизод №36).

Следовательно, указанными судебными актами установлено, что гражданин Ш., и гражданин Б., являвшиеся учредителями и руководителями в Компанией «Д» фактически первичные бухгалтерские документы в адрес покупателей товаров, работ, услуг не подписывали. При этом, основной поставщик Компании «Д» - Компания «И» признан лжепредприятием, а также сделки, совершенные между Компанией «Д» и Компанией «И» признаны без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.

Приговором суда от 24.06.2016г. гражданин Д. по деятельности вышеуказанных предприятий признан виновным в совершении преступления, предусмотренных статьей 222 части 3, статьей 218 части 2 пункта 1, 2, статьи 192 части 2, пункта «б» и статьи 192-1 Уголовного кодекса Республики Казахстан (УК РК).

Протоколом допроса свидетеля от 10.05.2017г. гражданин Ш. показал, что в период с 2010 по 2015г.г. являлся единственным учредителем и директором Компании «Д» в свою очередь, взаиморасчеты с Компании «А» не производил, в собственности КРС Компания «Д» не имело, документы в их адрес не подписывал.

При этом, доводы о наличии доверенности и приказа о назначении гражданина Д. директором Компании «В», Компании «С», Компании «Д» являются некорректными, поскольку вышеуказанные документы в адрес Компании «А» были подписаны от имени гражданина Ж., гражданина С., и гражданина Ш., соответственно.

Также следует отметить, что в соответствии с пунктом 1 статьи 32 Закона Республики Казахстан «О ветеринарии» от 10.07.2002г. №339-II сельскохозяйственные животные подлежат обязательной идентификации, позволяющей вести наблюдение за каждым животным с целью контроля и надзора за осуществлением ветеринарных обработок по профилактике и диагностике болезней животных, в порядке, установленном уполномоченным органом.

Пунктом 12 Правил идентификации сельскохозяйственных животных, утвержденный Постановлением Правительства Республики Казахстан от 31.12.2009г. №2331 установлено, что при перемещении идентифицированных животных из территории одной административно-территориальной единицы в другую присвоенные индивидуальные номера сохраняются с внесением соответствующих сведений в базу данных по идентификации сельскохозяйственных животных.

В этой связи, МФ РК направлен запрос в Комитет ветеринарного контроля и надзора Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан (далее – КВК МФ РК) о предоставлении сведений о количестве идентифицированных в 2014г. голов КРС у Компании «В», Компании «С», Компании «Д» и количестве отгруженных и поступивших идентифицированных голов КРС в Компании «А».

Согласно письму КВК МФ РК от 15.03.2019г. №15-1-17/1106 в базе данных по Компании «В», Компании «С», Компании «Д» идентифицированные головы КРС не значатся, а также поступление КРС в Компанию «А» не имеется.

Таким образом, судом достоверно установлено, что руководители Компании «В», Компании «С», Компании «Д» не имеют отношения к финансово-хозяйственной деятельности данных предприятий и в силу своих личных качеств не могли осуществлять какую-либо коммерческую деятельность, а первичные документы были подписаны неуполномоченными на то лицами. В приговоре также указано, что поставщики 2-3 уровней вышеуказанных предприятий производили фиктивные сделки по причине признания Компания «З» и Компания «И» лжепредприятиями. Соответственно, представленные к налоговой проверке документы, не могут быть признаны достоверными и обеспечить адекватное подкрепление бухгалтерских записей всех операций и событий.

Следовательно, исключение из вычетов и НДС из зачета расходов по взаиморасчетам Компании «В», Компании «С», Компании «Д», и начисление КПН и НДС в указанной части по результатам налоговой проверки являются обоснованными.

По итогам заседания Апелляционной комиссии принято решение признать действия налогового органа правомерными.

Рассказать друзьям:

Возврат к списку