КПН и НДС на основании товарно-транспортных накладных (ТТН), путевых листов, правильность оформления акта выполненных работ. Решение апелляционной комиссии от 24 мая 2019 года

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

КПН и НДС на основании товарно-транспортных накладных (ТТН), путевых листов, правильность оформления акта выполненных работ. Решение апелляционной комиссии от 24 мая 2019 года

Министерством финансов РК (далее – уполномоченный орган) получена апелляционная жалоба Компании «К» на уведомление о результатах проверки территориального Департамента государственных доходов (далее - налоговый орган) о начислении корпоративного подоходного налога с юридических лиц, за исключением поступлений от организаций нефтяного сектора (КПН), налога на добавленную стоимость на произведенные товары, выполненные работы и оказанные услуги на территории РК (НДС).

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена комплексная налоговая проверка Компании «К» по вопросам соблюдения норм налогового законодательства, полноты и своевременности перечисления пенсионных взносов и социальных отчислений за период с 01.01.2014г. по 31.12.2016г., по результатам которой вынесено уведомление от 26.12.2018г. о начислении КПН в сумме 54 358,5 тыс.тенге, пени в сумме 1 618,1 тыс.тенге, НДС в сумме 157 106,4 тыс.тенге, пени 3 436,5 тыс.тенге, индивидуальный подоходный налог с доходов, облагаемых у источника выплаты, в сумме 496,3 тыс.тенге, пени 60,6 тыс.тенге, социальный налог в сумме 430,5 тыс.тенге, пени 42,1 тыс.тенге, налог на имущество с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в сумме 452,4 тыс.тенге .

Компания «К», не согласившись с выводами налогового органа в части начисления КПН и НДС, обратилась с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение налогового органа.

1.Относительно взаиморасчетов с поставщиками Компанией «Б», Компанией «В» и Компанией «Г»

Из жалобы следует, что причиной начисления налогов является не представление товарно-транспортных накладных (ТТН), путевых листов, отсутствие транспортных средств, а также обстоятельства, установленные в приговоре суда от 15.09.2016г. в отношении гражданина А.

При этом отмечает, что путевой лист предназначен для расчетов за перевозку груза и начисления заработной платы водителю, так как, Компания «К» не является перевозчиком, следовательно, отсутствует обязанность по выписке данного документа (путевого листа). Между тем, приход товара, а также оказание услуг подтверждаются счет - фактурой, расходной накладной, товарно-транспортной накладной, актом выполненных работ (оказания услуг) и протоком вскрытия по электронным конкурсам.

В свою очередь, из приговора суда от 15.09.2016г. следует, что руководитель Компании «Б» гражданин Б. сам подписывал первичные документы, а руководитель Компании «С» и Компании «Д» гражданин А., привлечен к ответственности по статье 245 Уголовного кодекса Республики Казахстан (УК РК), соответственно, сделки с данными контрагентами являются действительными.

Как следует из акта налоговой проверки, Компанией «К» в нарушение пунктов 1, 3 статьи 100 и статьи 256 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 10.12.2008г. (Налоговый кодекс) отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компанией «Б», Компанией «С» и Компанией «Д».

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 100 Налогового кодекса расходы налогоплательщика в связи с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода, подлежат вычету при определении налогооблагаемого дохода, за исключением расходов, не подлежащих вычету в соответствии с Налоговым кодексом.

Вычеты производятся налогоплательщиком при наличии документов, подтверждающих расходы, связанные с его деятельностью, направленной на получение дохода. Данные расходы подлежат вычету в том налоговом периоде, в котором они фактически были произведены, за исключением расходов будущих периодов, определяемых в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности и требованиями законодательства РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно пункту 1 статьи 256 Налогового кодекса, если иное не предусмотрено главой 34 Налогового кодекса, при определении суммы налога, подлежащей взносу в бюджет, получатель товаров, работ, услуг, являющийся плательщиком НДС в соответствии с подпунктом 1) пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса, имеет право на зачет сумм НДС, подлежащих уплате за полученные товары, включая основные средства, нематериальные и биологические активы, инвестиции в недвижимость, работы и услуги, если они используются или будут использоваться в целях облагаемого оборота, а также если выполняются условия, указанные в подпунктах 1)-5) настоящего пункта.

Основанием для отнесения в зачет НДС в соответствии со статьей 256 Налогового кодекса является счет-фактура.

Пунктом 8 статьи 263 Налогового кодекса предусмотрено, что счет-фактура заверяется для юридических лиц - печатью, содержащей название и указание на организационно-правовую форму, а также подписями руководителя и главного бухгалтера.

Счет-фактура может заверяться подписью работника, уполномоченного на то решением налогоплательщика.

В соответствии с пунктом 2 статьи 56 Налогового кодекса налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета. Порядок ведения бухгалтерской документации устанавливается законодательством РК о бухгалтерском учете и финансовой отчетности.

Согласно статье 4 Закона Республики Казахстан «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности» от 27.02.2007г. (далее – Закона о бухгалтерском учете) целью бухгалтерского учета и финансовой отчетности является обеспечение заинтересованных лиц полной и достоверной информацией о финансовом положении, результатах деятельности и изменениях в финансовом положении индивидуальных предпринимателей и организаций.

При этом подпунктом 1) пункта 3 статьи 6 Закона о бухгалтерском учете установлено, что операции и события отражаются в системе бухгалтерского учета и должны обеспечивать адекватное подкрепление бухгалтерских записей оригиналами первичных документов и отражение в бухгалтерских записях всех операций и событий.

В соответствии с подпунктом 6) статьи 7 Закона о бухгалтерском учете первичные документы, как на бумажных, так и на электронных носителях должны содержать обязательные реквизиты, где среди прочего предусмотрено указание наименования должностей, фамилии, инициала и подписи лиц, ответственных за совершение операции (подтверждение события), и правильность ее (его) оформления.

Таким образом, вычету подлежат расходы, связанные с осуществлением деятельности направленной на получение дохода, зачету подлежит сумма НДС по полученным товарам (работам, услугам), использованным (будут использоваться) в целях облагаемого оборота на основании подтверждающих документов, которые составлены с соблюдением требований налогового законодательства РК.


1.1. Относительно взаиморасчетов с Компанией «Б»

Компанией «К» были заключены Договоры с Компанией «Б» в 2013-2015г.г., в которых поставщик (Компания «Б») обязуется поставить товары (клей EVON, имидаклоприд, эмульгатор -10А, ламинированная коробка с цветным принтером и т.д.), оказать услуги подготовки тендерной документации, предоставить во временное пользование Кран, а покупатель (Компанией «К») принять и оплатить полученные товары и оказанные услуги.

Согласно выписанным Компанией «Б» счетам-фактурам и накладным за 2013-2015г.г. общая стоимость реализации в адрес Компанией «К» составила 625 464,8 тыс.тенге, в том числе НДС в сумме 67 014,0 тыс.тенге. При этом, в данных договорах, счетах-фактурах, накладных, актах выполненных работ и ТТН, подписи выполнены руководителем Компании «Б» гражданином Б.

Необходимо указать, что согласно данным ИНИС РК руководителем и учредителем Компании «Б» в период с 26.10.2009г. по 23.04.2014г. являлся гражданин Б., в период с 23.04.2014г. по 25.06.2014г. являлась гражданка С., и в период с 25.06.2014 по 28.12.2015г. являлась гражданка Р.

Вместе с тем, приговором суда от 15.09.2016г. рассмотрено уголовное дело из которого следует, что гражданин Б. находясь в доверительных отношениях с гражданином А. не подозревая о его преступных намерениях, дал своё согласие на регистрацию предприятия. 26.10.2009г. гражданин А., получив согласие гражданина Б. на регистрацию ТОО, проявляя преступную настойчивость, воспользовавшись его некомпетентностью в сфере предпринимательской деятельности и скрывая от него свои истинные преступные намерения в легитимной форме, учредил Компанию «Б». С целью беспрепятственного осуществления сделок, гражданин «А» введя в заблуждение гражданина Б. для воплощения своих преступных умыслов в реальность печать и учредительные документы оставил себе.

При этом, гражданин А. с целью усложнения выявления данного преступления и избежание уголовной ответственности в отношении себя продолжая пользоваться неосведомленностью гражданина Б. и гражданки С. пользуясь их некомпетенцией в сфере предпринимательской деятельности и их тяжелым материальным положением на основании договора купли-продажи доли Уставного капитала от 21.04.2014г. предварительно получив их согласие, произвел перерегистрацию Компании «Б» от гражданина Б. на гражданку С.

После чего, гражданин А. проявляя преступную настойчивость с целью не допущения выявления данного преступления на основании договора купли- продажи доли Уставного капитала от 23 июня 2014г., произвел перерегистрацию Компании «Б» от имени гражданки С. на гражданина Р.

Далее, гражданин А. в соответствии с обычаями делового оборота выполняя обязанности, вытекающих из учредительных документов, подписывал от имени гражданин Б. счета-фактуры, накладные, акты выполненных работ и услуг, приходные кассовые ордера, договора, где общий оборот по сделкам составил 495 891,5 тыс.тенге, который фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности Компании «Б» не имел (эпизод № 1).

Необходимо отметить, что согласно сведениям уполномоченных органов, полученных в ходе проведения налоговой проверки за Компанией «Б» имущество, транспортные средства и земельные участки не зарегистрированы. По данным налоговой отчетности количество работников составляет 1 человек. Кроме того, по данным Декларации по НДС (ф. 300.00) за 2013-2015г.г. основными поставщиками Компанией «Б» являлись Компания «Н» (28,7% поставки), Компания «Р» (16,6% поставки) и Компанией «И» (20,9 % поставки).

При этом, из приговора суда от 15.09.2016г. следует, что гражданин А. не останавливаясь на достигнутом, движимый жаждой обогащения, фактически руководя деятельностью Компанией «И» и Компанией «Б» из корыстных побуждении с целью завуалировать свою преступную деятельность и придания ей вида мнимой законности, в том числе усложнения выявления совершаемого ими преступления без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, в период с 01.04. по 30.06.2015г. провел фиктивные сделки между Компанией «И» и Компанией «Б», выписав в адрес Компанией «Б» бестоварные счета-фактуры на общую сумму 1 161 602,5 тыс.тенге (эпизод №9).

Аналогично, в период с 21.01.2013 г. по 27.03.2014 г., и в период с 01.04. по 12.05.2015 г. гражданин А. выписав бестоварные счета-фактуры провел фиктивные сделки между:

- Компанией «Н» и Компанией «Б» на общую сумму 497 136,8 тыс.тенге (эпизод №10);

- Компанией «Р» и Компанией «Б» на общую сумму 497 136,8 тыс.тенге (эпизод №11).

После чего, гражданин А. с целью доведения своего преступного плана до логического завершения, умышленно предоставлял в налоговый орган налоговую отчетность с заведомо ложными сведениями о произведенных фиктивных сделках по приобретению товароматериальных ценностей (далее-ТМЦ), услуг и отражением в налоговой отчетности между Компанией «Б» и поставщиками Компанией «И», Компанией «Н», Компанией «Р».

При этом, фактически указанные в налоговом отчете ТМЦ и услуги Компанией «И», Компанией «Н» и Компанией «Р» никогда не приобретались и соответственно не реализовывались (эпизоды № 9,10,11).

Таким образом, гражданин А. по сделкам вышеуказанных предприятий совершил действия по выписке счетов-фактур без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров с целью извлечения имущественной выгоды, причинившие особо крупный ущерб государству.

Исходя из изложенного, следует, что гражданин Б. являвшийся учредителем и руководителем Компании «Б» фактически никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности компании не имел, а также счета-фактуры, выписанные Компанией «И», Компанией «Н» и Компанией «Р» в адрес Компании «Б» приговором суда от 15.09.2016г. признаны без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров.


1.2.Относительно взаиморасчетов с Компанией «В»

Компанией «К» заключены договора поставки с Компанией «В» в 2014г., в которых поставщик (Компания «В») обязуется поставить покупателю (Компания «К») товар (феноксапроп-П-этил, фенхлоразол-этил, галоксифол-п-метил, соль глифосата 62%, эмульгатор-10А, и т.д.), покупатель обязуется принять и оплатить за указанный товар.   

Согласно выписанным счетам-фактурам и накладным общая стоимость поставки ТМЦ в адрес Компания «К» составила в сумме 506 710,6 тыс.тенге, НДС в сумме 60 805,2 ыс.тенге.

Необходимо отметить, что согласно сведениям уполномоченных органов, полученных в ходе проведения налоговой проверки за Компания «В» имущества, транспортные средства и земельные участки не зарегистрированы. По данным налоговой отчетности количество работников составляет 1 человек.

Вместе с тем, из приговора суда от 15.09.2016г. следует, что гражданин А. не останавливаясь на достигнутом, имея опыт создания предприятия и уклонения с его помощью от уплаты налогов, чувствуя свою безнаказанность, продолжая воплощать свои преступный умысел в реальность 26.12.2013г. учредил Компанию «В».

После чего, на протяжении с 26.12.2013г. по 31.03.2016г. из корыстных побуждений, умышленно путем активных действий являясь уполномоченными для ведения бухгалтерского учета лицом, вносил заведомо искаженные данные в налоговые декларации Компанию «В» относительно величины доходов и расходов, учитываемых при исчислении налогов, с целью сокрыть фактически полученный доход предприятия.

Таким образом, гражданин А. путем представления декларации в налоговый орган с искаженными данными причинил ущерб государству в виде неуплаченных налогов и других обязательных платежей в бюджет.

Необходимо отметить, что по данным Декларации по НДС (ф. 300.00) за 1-2 квартал 2014г. основными поставщиками Компании «В» являлись Компания «И» (20,9 % поставки) и Компания «Р» (16,6% поставки).

При этом, приговором суда от 15.09.2016г. установлено, что гражданин А. не останавливаясь на достигнутом фактически руководя деятельностью Компании «Р», Компании «И» и Компании «В» из корыстных побуждении с целью завуалировать свою преступную деятельность и придания ей вида мнимой законности, в том числе усложнения выявления совершаемого им преступления без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, в период с 30.10.2014 г. по 31.03.2015г. провел фиктивные сделки между Компанией «И» и Компанией «В», выписав в адрес Компании «В» бестоварные счета-фактуры на общую сумму 146 412,7 тыс.тенге (эпизод №6).

Аналогично, гражданин А. в период с 06.01. по 17.12.2014 г. провел фиктивные сделки между Компанией «Р» и Компанией «В», выписав в адрес Компании «В» бестоварные счет-фактуры на сумму 1 929 374,9 тыс.тенге (эпизод №7).

После чего, гражданин А. с целью доведения своего преступного плана до логического завершения, умышлено предоставлял в налоговый орган налоговую отчетность с заведомо ложными сведениями о произведенных фиктивных сделках между Компанией «В» по приобретению ТМЦ и услуг от Компанию «И» и Компанией «Р» с отражением их в налоговой отчетности. При этом, фактически указанные в налоговом отчете ТМЦ и услуги от Компании «И» и Компанию «Р» никогда не приобретались и соответственно не реализовывались.

Таким образом, гражданин А. по деятельности вышеуказанных предприятий совершил сделки (в том числе путем использования счет - фактур) без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, преследующие противоправные цели и причинивший крупный ущерб государству (эпизоды №6,7).


1.3. Относительно взаиморасчетов с Компанию «Г»

Компанией «К» были заключены договора поставки с Компанией «Г» в 2015г., согласно которым поставщик (Компания «Г») передает в собственность, а покупатель принимает и оплачивает «Товар» цена, количество, наименование которого указаны в Приложении. Также данным поставщиком были оказаны транспортные услуги, погрузочно-разгрузочные и такелажные работы.

Согласно счетам-фактурам, накладным, актам выполненных работ (оказанных услуг) стоимость реализации в адрес Компании «К» за 2015г. составила 275 099,8 тыс.тенге, НДС в сумме 33 011,9 тыс.тенге.

Вместе с тем, из приговора суда от 15.09.2016г. следует, что гражданин А. действуя по признаку неоднократности, движимый жаждой наживы путем создания предприятии и уклонения с их помощью от уплаты налогов с целью извлечения дохода учредил 26.06.2013 года Компанию «Г».

При этом, гражданин А. достоверно зная правила и порядок ведения бухгалтерского учета, формирования и сдачи налоговой отчетности фактически руководя Компанией «Г», на протяжении с 26 июня 2013 г. по 31 марта 2016 г. из корыстных побуждений, умышленно путем активных действий являясь уполномоченными для ведения бухгалтерского учета лицом, вносил заведомо искаженные данные в налоговые декларации Компании «Г» относительно величины доходов и расходов, учитываемых при исчислении налогов, с целью сокрыть фактически полученный доход предприятия за указанный период. (эпизод №2).

Необходимо отметить, что согласно сведениям уполномоченных органов, полученных в ходе проведения налоговой проверки за Компанией «Г» имущество, транспортные средства и земельные участки не зарегистрированы. По данным налоговой отчетности количество работников составляет 1 человек. Кроме того, по данным Декларации по НДС (ф. 300.00) за 2 квартал 2015г. основным поставщиком Компании «Г» являлась Компания «И».

В свою очередь, приговором суда от 15.09.2016г. установлено, что гражданин А. не останавливаясь на достигнутом, движимый жаждой обогащения, фактически руководя деятельностью Компанией «И» и Компанией «Г» из корыстных побуждений с целью завуалировать свою преступную деятельность и придания ей вида мнимой законности, в том числе усложнения выявления совершаемого им преступления без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров, в период с 07.04.2015г. по 27.08.2015г. провел фиктивные сделки между Компанией «Г» и Компанией «И» выписав в адрес Компании «Г» бестоварные счета-фактуры на сумму 424 278,8 тыс.тенге (эпизод №12).

После чего, гражданин А. с целью доведения своего преступного плана до логического завершения, умышлено предоставлял в налоговый орган налоговую отчетность с заведомо ложными сведениями о произведенных фиктивных сделках между Компанией «И» и Компанией «Г» по приобретению ТМЦ и услуг, отражением в налоговой отчетности. При этом, фактически указанные в налоговом отчете ТМЦ и услуги Компанией «И» никогда не приобретались и соответственно не реализовывались.

Таким образом, гражданин А. совершил действия по выписке счетов - фактур без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров с целью извлечения имущественной выгоды, причинившие особо крупный ущерб государству (эпизод №12).

Исходя из изложенного, судом достоверно установлено, что в адрес вышеуказанных поставщиков Компании «К» (Компания «Б», Компания «В», Компания «Г») фактически поставка ТМЦ, оказание услуг и выполнение работ поставщиками 2 уровня (Компания «Н», Компания «Р», Компания «И») не производилась. При этом, для осуществения поставки товаров, выполнения работ и оказания услуг у Компании «Б», Компании «В» и Компании «Г» отсутствовали  соответствующая материально-техническая база и трудовые ресурсы. Соответственно, представленные к налоговой проверке документы, не могут быть признаны достоверными и обеспечить адекватное подкрепление бухгалтерских записей всех операций и событий.

Необходимо отметить, что согласно пункту 1 статьи 449 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан вступившие в законную силу приговор и постановление суда обязательны для всех без исключения государственных органов, органов местного самоуправления, юридических лиц, должностных лиц, граждан и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Республики Казахстан. Неисполнение приговора, постановления суда влечет уголовную ответственность.

На основании вышеизложенного, исключение из вычетов и НДС из зачета расходов по взаиморасчетам Компанией «Б», Компанией «В», Компанией «Г», и начисление КПН и НДС в указанной части по результатам налоговой проверки являются обоснованными.


2. Относительно взаиморасчетов с Компанией «Е», индивидуальными предпринимателями «Б, «Д», «К», «О» и «Р».

Из жалобы следует, что с поставщиками Компанией «Е», ИП «Д», ИП «Б», ИП «К», ИП «Р» были заключены договора предметом которых является осуществление действий по продвижению на рынок РК средств защиты растений во исполнение которых указанные поставщики обязаны заключать договора с покупателями на поставку. По окончании срока действий договоров предусмотрено составление отчета, счет-фактуры и акта выполненных работ (услуг).

При этом по взаимоотношениям с ИП «Д», ИП «Б», ИП «К», Компания «К» отмечает, что в 2017г. с ними имело трудовые отношения, в которых согласно должностным иструкциям данные работники не  имели функции исследования конъюктуры рынка и поиска потенциальных покупателей. В последствии данные лица были зарегистрированы как индивидуальные предприниматели и по условиям договоров им выплачены вознаграждения.

ИП «O» были оказаны услуги по подготовке тендерной документации, которая заключалась в формировании и сборе документов для участия в конкурсе по государственным закупкам. При этом оказание услуг подтверждается составленным договором, актом выполненных работ, счет-фактурой и протоколом допуска к участию в электронном конкурсе.

Из акта налоговой проверки следует, что Компанией «К» в нарушение статьи 100, 256 Налогового кодекса отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компанией «Е», ИП «Д», ИП «Б», ИП «К», ИП «Р», и ИП «O»

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

Как указывалось выше, налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета, при этом, подпунктом 2) статьи 1 Закона о бухгалтерском учете определено, что первичные учетные документы (далее - первичные документы) - документальное свидетельство как на бумажном, так и на электронном носителе факта совершения операции или события и права на ее совершение, на основании которого ведется бухгалтерский учет.

Пунктом 3 статьи 7 Закона о бухгалтерском учете установлено, что первичные документы как на бумажных, так и на электронных носителях, формы которых или требования к которым не утверждены в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, индивидуальные предприниматели и организации разрабатывают самостоятельно либо применяют формы или требования, утвержденные в соответствии с законодательством Республики Казахстан, которые должны содержать обязательные реквизиты предусмотренные подпунктами 1) -7) настоящего пункта.

В соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона о бухгалтерском учете формы или требования к первичным документам, применяемым для оформления операций или событий, утверждаются уполномоченным органом и (или) Национальным Банком Республики Казахстан в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

Также, Приказом Министра финансов Республики Казахстан №562 от 20.12.2012г. (далее – Приказ №562) утверждены формы первичных учетных документов согласно приложениям к данному приказу. При этом, в соответствии с приложением 50 к Приказу №562 утверждена форма Р-1 «Акт выполненных работ (оказанных услуг)» (далее – Форма акта).

Указанная Форма акта содержит 8 граф, одной из которых является графа 2 «Наименование работ (услуг) (в разрезе их подвидов в соответствии с технической спецификацией, заданием, графиком выполнения работ (услуг) при их наличии)», а также графа 4 «Сведения об отчете о научных исследованиях, маркетинговых, консультационных, и прочих услугах (дата, номер, количество страниц) которые подлежат заполнению.

Таким образом, первичный документ должен свидетельствовать о факте совершения операции или события, при этом выполнение работ и оказание услуг оформляется соответствующей формой акта.

При этом, Методическими рекомендациям по проведению налоговых проверок налогоплательщиков, утвержденный Приказом Председателя Налогового комитета Министерства финансов Республики Казахстан от 24.06.2011г. №248, предусмотрено, что при отнесении на вычеты консультационных, дизайнерских, инжиниринговых и прочих услуг и работ необходимо проверить наличие договора на оказание услуг, счетов-фактур, актов выполненных работ. Данные услуги, работы могут быть отнесены на вычеты при условии, что предоставляемые услуги связаны с текущей производственной деятельностью и реализацией продукции (выполнением работ, оказанием услуг), то есть данные расходы понесены для целей получения СГД.

В рассматриваемом случае, между Компанией «К» и Компанией «Е» заключен агентский договор от 10.04.2012г. в котором Принципиал (Компания «К») поручает, а Агент (Компания «Е») от имени Принципиала осуществляет действия по продвижению на рынок РК средств защиты растений (гербициды).

Пунктами 1.2 и 2.2 Договора установлено, что в рамках поручения Агент осуществляет поиск и привлечение к сотрудничеству потенциальных партнеров, организует и проводит встречи с партнерами, организует партнеров на приобретение товара, заключает договоры на поставку товара, совершает иные юридические и фактические действия, необходимые для исполнения настоящего договора.

Агент обязуется по окончании срока действия настоящего Договора предоставить Принципиалу отчет Агента. Отчет Агента должен содержать следующие сведения: наименование, количество, стоимость Товара на доставку которого Агентом заключены Договоры, наименование покупателей и иные сведения, в том числе общая стоимость реализованного товара, размер вознаграждения Агента. Отчет составляется по форме, согласованной сторонами в приложении №1 к Догововру.

Вознаграждение устанавливается в размере разницы между Базовой ценой указанной в пункте 1.4 и ценой указанной в договоре поставки, заключенного Агентом и Покупателем.

Аналогично составлен агентский договор от 15.03.2013г., к которому прилагается дополнительное согласшение от 06.03.2014г. и агентский договор от 15.03.2013г.  

Таким образом, указанными договорами оказываемые Компанией «Е» агентские услуги предусмотрены в разрезе их подвидов.

Аналогично, Компанией «К»  были заключены договора по оказанию услуг с ИП «Д», ИП «Б», и ИП «К», которые одновременно являлись работниками Компанией «К».

При этом, согласно представленным к жалобе документам (акт выполненных работ, счет-фактура) ИП «Р» оказаны посреднические слуги агента. Также, согласно информации специалиста, проводившего налоговую проверку, Товариществом по данному поставщику к налоговой проверке не представлены сведения по заключенным договорам, расчет вознаграждения и иные документы, из чего следует, что договор на оказание услуг Компанией «К»  с ИП «Р» не заключался.

Вместе с тем, из приложенных к жалобе копии актов выполненных работ, по взаиморасчетам с вышеуказанными контрагентами (Компанией «Е», ИП «Д», ИП «Б», и ИП «К», ИП «Р») графа 2 акта заполнена одной строкой – «Агентские услуги по договору», «Посреднические услуги агента», что не соответствует положениям Закона о бухгалтерском учете и Приказу №562, а также графа 8 не содержит сведения об отчете агента (дата, номер, количество страниц).

При этом, как указывалось выше, в Договорах, заключенные Компанией «К» с Компанией «Е», ИП «Д», ИП «Б», и ИП «К», предусмотрены такие виды агентских услуг как:

- услуги по исследованию конъюнктуры рынка и продвижению (продаже) пестицидов (ядохимикатов)

- поиск и привлечение к сотрудничеству потенциальных партнеров;

- организация и проведение встречи с партнерами, организация партнеров на приобретение товара;

- заключение договоров на поставку товара

Соответственно, договорами предусмотрено выполнение нескольких видов услуг (подвидов), которые подлежат отражению, тогда как, акты, составленные Компанией «К» и указанными контрагентами не содержат детальные сведения из которых виден состав и характер оказанных услуг.

Также, из информации налогового органа Компанией «К» были начислены вознаграждения Компании «Е» за агентские услуги по результатам заключенных в 2014г. договоров, в том числе с Компанией «Р», ФХ «Ю», Компании «Ж», Компанией «Д», Компанией «С», КХ «Т», ФХ «Л», КХ «Ш» и т.д.

Вместе с тем, ранее в период 2013-2014 гг. (то есть, до заключения договоров) Компанией «К» осуществлялась реализация ТМЦ в адрес вышеуказанных покупателей, что свидетельствует о наличии договорных отношений, заключенных без участия Компании «Е».

Аналогичная ситуация по ИП «Д» (16 покупателей), по ИП «Б» (13 покупателей), по ИП «К» (18 покупателей), по которым у Компании «К» ранее имелись договорные отношения с покупателями и осуществлялась реализация продукции.

Согласно требованию о предоставлении документов от 06.06.2018 г. у Компании «К» запрошены документы и информация относительно выбора контрагента (документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинг и отбор контрагента, сведения об источниках информации: сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента, деловую переписку и т.д.). Согласно ответу от 17.09.2018г. Компания «К» сообщает, что контрагенты (поставщики агентских услуг) сами предложили свои услуги, которые его полностью удовлетворили. При этом, информация и документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинг, отбор контрагента и иных действий, проведенного вышеуказанными поставщиками агентских услуг, Компанией «К»  не представлены.

Соответственно, представленные Компанией «К», как налоговой проверке, так и к жалобе первичные документы не содержат сведения о выполнении конкретных видов услуг по исследованию конъюктуры рынка и продвижению товаров на рынке, а также связанности данных расходов с текущей производственной деятельностью и реализацией продукции (выполнением работ, оказанием услуг).

В отношении ИП «O», следует указать, что согласно подпункту 2) пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее – ГК РК) в письменной форме должны совершаться сделки на сумму свыше ста месячных расчетных показателей, за исключением сделок, исполняемых при самом их совершении (2014г. МРП -1852 тенге, 100*1852=185200).

В рассматриваемом случае, согласно акту выполненных работ и счет-фактуре №33 от 31.12.2014г. ИП «O», оказаны услуги на сумму 23 000,0 тыс.тенге по подготовке тендерной документации, в которых указанные услуги заполнены одной строкой, без наличия перечня в разрезе видов и подвидов из которых виден характер и состав оказанных услуг.

При этом, строка в счет-фактуре №33 от 31.12.2014г. «Договор (контракт) на поставку товаров (работ, услуг)» не заполнена, также как к налоговой проверке, так и к жалобе не приложен договор на оказание услуг по подготовке тендерной документации, из чего следует, что Компанией «К» с ИП «O», письменный договор на оказание данных услуг, составление которого предусмотрено подпунктом 2) пункта 1 статьи 152 ГК РК не заключался.

При этом, в качестве доказательств, на которых основаны требования, Компанией «К» приложен Протокол о допуске к участию в электронном конкурсе по государственным закупкам товаров, услуг, в котором отражены сведения об участии в электронном конкурсе самого Компании «К». При этом, согласно протоколу №698786 Компанией «К» заявки на участие в электронном конкурсе по государственным закупкам товаров, услуг были поданы 06.06.2014г. (время 01.49.32).

Анологично, Компанией «К» подана заявка  30.01.2014г. (протокол о допуске №640 776), из чего следует, что Компания «К» самостоятельно участвовало в конкурсе по государственным закупкам.

Следовательно, данные документы, не содержат сведений доказывающих выполнение услуг ИП «O», по подготовке тендерной документации, а также связанности данных расходов с осуществлением деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, первичные документы, приложенные Компанией «К» к жалобе по взаиморасчетам с вышеуказанными поставщиками (Компанией «Е», ИП «Б», ИП «К», ИП «Р», Д., и ИП «O») не могут рассматриваться как документы, подтверждающие факт выполнения услуг, в этой связи, результаты налоговой проверки по исключению расходов из вычетов и НДС из зачета и, соответственно, начисление налогов в указанной части являются обоснованными.


3. Относительно взаиморасчетов с Компанией «Ц»

Из жалобы Компании «К» следует, что по результатам налоговой проверки необоснованно были исключены из вычетов расходы по взаиморасчетам с Компанией «Ц» на сумму 8,2 тыс.тенге, при этом в качестве доказательств прилагает копии счет-фактуры и акта выполненных работ.

Из акта налоговой проверки следует, что Компанией «К» в нарушении статей 100, 256 и 263 Налогового кодекса отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компанией «Ц» в связи с непредставлением к налоговой проверке оригинала счет-фактуры №640000000597 от 18.12.2014г.

В ходе рассмотрения установлено следующее.

Как указано выше вычету подлежат расходы, связанные с осуществлением деятельности направленной на получение дохода, зачету подлежит сумма НДС по полученным товарам (работам, услугам), использованным (будут использоваться) в целях облагаемого оборота на основании подтверждающих документов, которые составлены с соблюдением требований налогового законодательства РК.

В рассматриваемом случае, в ходе проведения налоговой проверки Компании «К» вручено требование от 07.06.2018г. о предоставлении необходимых документов для проведения проверки, в том числе, оригиналов документов по взаиморасчетам с вышеуказанным поставщиком. Согласно приложению (пункт 14) к ответу от 20.07.2018г. №93, Компания «К» поясняет, что по Компании «Ц» нет оригинала счета-фактуры №640000000597 от 18.12.2014г. на сумму 8,2 тыс.тенге.

При этом, в жалобе Компания «К» не приводит доказательства, подтверждающие наличие оригинала вышеуказанного документа, являющегося одним из оснований, обеспечивающих адекватное подкрепление бухгалтерских записей, подтверждающие совершения операции и событий.

На основании изложенного, поскольку, расходы Компании «К» по взаиморасчетам с Компанией «Ц» не подтверждены оригиналом первичных документов, соответственно, по результатам налоговой проверки обоснованно исключены расходы из вычетов и НДС из зачета в указанной части.


4. Относительно исключения из вычетов и корректировки облагаемого оборота по НДС расходов по сомнительным требованиям.

В жалобе указано, что сомнительные требования в отношении КХ «Д», ФХ «М», гражданином М., Компанией «Т», РГП, Компанией «П», Компанией «К2», КХ «Н» отражены в учете по истечении трех лет, поэтому неправомерно исключены из вычетов.

Как следует из акта налоговой проверки Компанией «К» в нарушение подпунктов 1, 4 статьи 105 Налогового кодекса отнесены на вычеты за 2016-2017г.г. расходы по сомнительным требованиям.

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 105 Налогового кодекса сомнительными требованиями признаются требования, возникшие в результате реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям, а также юридическим лицам-нерезидентам, осуществляющим деятельность в Республике Казахстан через постоянное учреждение, филиал, представительство, и не удовлетворенные в течение трех лет с момента возникновения требования. Сомнительными также признаются требования, возникшие по реализованным товарам, выполненным работам, оказанным услугам и не удовлетворенные в связи с признанием налогоплательщика-дебитора банкротом в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

Пунктом 2 указанной статьи Налогового кодекса предусмотрено, что отнесение налогоплательщиком сомнительных требований на вычеты производится при соблюдении одновременно следующих условий:

1) наличие документов, подтверждающих возникновение требований;

2) отражение требований в бухгалтерском учете на момент отнесения на вычеты либо отнесение таких требований на расходы (списание) в бухгалтерском учете в предыдущих периодах.


В соответствии с пунктом 1 статьи 240 Налогового кодекса, если часть или весь размер требования за реализованные товары, работы, услуги является сомнительным требованием, плательщик налога на добавленную стоимость имеет право уменьшить размер облагаемого оборота по такому требованию в следующих случаях:

1) по истечении трех лет с начала налогового периода, в котором был учтен налог на добавленную стоимость, связанный с возникновением сомнительного требования;

2) в налоговом периоде, в котором вынесено решение органов юстиции об исключении дебитора, признанного банкротом, из Национального реестра бизнес-идентификационных номеров.

Корректировка размера облагаемого оборота в соответствии с настоящим пунктом производится при соблюдении условий, указанных в статье 105 Налогового кодекса.

Таким образом, согласно указанным нормам Налогового кодекса вычету и корректировке облагаемого оборота по НДС подлежат требования, признанные сомнительными, при наличии документов, подтверждающих возникновение указанных требований.


В ходе проведения налоговой проверки установлено, что Компанией «А» в 2017г. отнесены на вычеты сомнительные требования по следующим контрагентам:

1)    ФХ «М» в сумме 27 677,5 тыс.тенге;

2)    Компанией «П» в сумме 208,6 тыс.тенге;

3)    РГП в сумме 206,0 тыс.тенге;

4)    Компанией «Т» в сумме 200,0 тыс.тенге;

5)    Гражданином М. в сумме 100,0 тыс.тенге;

6)    Компанией «К2» в сумме 55,0 тыс.тенге;

7)    КХ «Н» в сумме 323,3 тыс.тенге.

Относительно взаиморасчетов с ФХ «М» следует указать, что Компанией «К» на расчетный счет данного лица были перечислены денежные средства на сумму 41 000,0 тыс.тенге, что подтверждается платежными поручениями №325 от 20.05.2014г, №327 от 21.05.2014г., №446 от 24.06.2014г, №448 от 24.06.2014г. №454 от 27.06.2014г., №478 от 27.06.2014г.

В свою очередь, ФХ «М» производит перечисление денежных средств на расчетный счет Компании «К» на сумму 13 000,0 тыс.тенге, что также подтверждается платежным поручением №208 от 19.06.2014г. Далее, согласно операции №11 от 31.05.2017г. производится закрытие задолженности на сумму 322,5 тыс.тенге.

Исходя из изложенного, следует что дебиторская задолженность ФХ «М» в размере 27 677,5 тыс.тенге (41 000,0 - 13 000,0 - 322,5) возникла не в результате реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг.

Аналогично, Компанией «К» были перечислены в 2012-2014гг. денежные средства на счет Компании «Т» в сумме 200,0 тыс.тенге, гражданину М. в сумме 100,0 тыс.тенге и РГП в сумме 206,0 тыс.тенге, которые числились как дебиторская задолженность.

Относительно отнесения на вычеты суммы дебиторской задолженности в размере 208,6 тыс.тенге по взаиморасчетам с Компанией «П» следует отметить, что данная сумма возникла в результате наличия дебетового остатка на 11.04.2014г. в сумме 7,0 тыс.тенге, а также перечисления денежных средств Компании «К» на счет Компании «П» в сумме 224,0 тыс.тенге, при этом, от указанного поставщика Компанией «К» были приобретены товары (работы, услуги) на сумму 22,4 тыс.тенге.

Также, дебиторская задолженность по взаиморасчетам с КХ «Н» в размере 323,3 тыс.тенге возникла в результате перечисление Компанией «К» денежных средств на счет данного контрагента в сумме 4 000,0 тыс.тенге (2012г.) при этом, КХ «Н» возвратило часть денежных средств Компании «К» в сумме 2000,0 тыс.тенге и поставило товаров (работ, услуг) на сумму 1 676,6 тыс.тенге.

По взаиморасчетам с Компанией «К2» в проверяемом периоде Компанией «К» приобретены товары (работы, услуги) на сумму 353,0 тыс.тенге, при этом, Компания «К» производит оплату в сумме 408,0 тыс.тенге или сумма дебиторской задолженности составила в сумме 55,0 тыс.тенге.

Следовательно, поскольку указанные суммы дебиторской задолженности возникли не в результате реализации товаров, выполнения работ, оказания услуг в адрес в вышеуказанных контрагентов, соответственно, она не подлежит отнесению на вычеты согласно статье 105 Налогового кодекса.

Относительно взаиморасчетов с КХ «Д» следует указать, что Компанией «К» в 2016г. отнесены на вычеты сомнительные требования в сумме 6 250,0 тыс.тенге, и в 2017г. в сумме 2 386,1 тыс.тенге, а также проведена корректировка облагаемого оборота согласно пункту 1 статьи 240 Налогового кодекса на сумму НДС 1036,3 тыс.тенге.

Так, сумма дебиторской задолженности в сумме 6 250,0 тыс.тенге образовалось по договору от 16.09.2013г. в результате перечисления Компанией «К» денежных средств в адрес К/Х «Д» на основании платежного поручения от 17.09.2013г., и списанная Компанией «К» в связи с истечением срока исковой давности. При этом, согласно данным бухгалтерского учета Компания «К» реализация товаров, работ, услуг в адрес КХ «Д» в 2013г. не производилась

Относительно отнесения на вычеты суммы 2386,1 тыс.тенге и корректировки облагаемого оборота в указанной части, следует указать, что в проверяемом периоде Компанией «К» были реализованы товары, работы, услуги в адрес КХ «Д» на сумму 14 061,0 тыс.тенге, при этом, за поставленные товары КХ «Д» произведена оплата путем перечисления в сумме 7 488,5 тыс.тенге (платежные поручения №118 от 14.05.2014г. и №295 от 01.08.2014г.) и наличным путем в сумме 3 900,0 тыс.тенге (приходно-кассовый ордер №148 от 13.10.2014г., №4 от 03.02.2016г. и № 26 от 29.05.2017г.), всего на общую сумму 11 388,5 тыс.тенге. 

Необходимо отметить, что согласно статье 378 ГК РК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Вместе с тем, согласно пункту 1 статьи 177 ГК РК установлено, что исковая давность – это период времени, в течение которого может быть удовлетворено исковое требование, возникшее из нарушений права лица или охраняемого законом интереса.

Пунктом 1 статьи 178 ГК РК предусмотрено, что общий срок исковой давности устанавливается в три года. При этом в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 183 ГК РК, течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, заключением сторонами договора о медиации, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга или иной обязанности.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Как указано выше, КХ «Д» произведена оплата за поставленные товары (работы, услуги) в сумме 1500,0 тыс.тенге, что подтверждается приходно-кассовым ордером №26 от 29.05.2017г., соответственно, течение срока исковой давности по договору №75 от 16.05.2014г. прервано, совершением обязанным лицом действий, свидетельствующим о признании долга (оплатой в 2017г.).

Следовательно, отнесение Компанией «К» на вычеты и корректировка облагаемого оборота в 2017 году сумм дебиторской задолженности по данному покупателю как сомнительное требования произведено преждевременно.

Исходя из изложенного, поскольку условия возникновения дебиторской задолженности (не от реализации товаров работ, услуг) по взаиморасчетам КХ «Д», ФХ «М», Компанией «Т», гражданином М., РГП, Компанией «П», КХ «Н» и с Компанией «К2» не соответствует положениям статьи 105 Налогового кодекса, соответственно, результаты налоговой проверки по исключению из вычетов указанных расходов и корректировке облагаемого оборота по НДС являются обоснованными.


5. Относительно взаиморасчетов с Компанией «З»

В жалобе указано, что основанием для начисления налогов согласно акту проверки по взаиморасчетам с Компанией «З» является отсутствие ТТН, путевого листа, а также отсутствие расходов по содержанию жеребят. При этом, фактически жеребята находились у гражданина У. который в последующем приобрел их у Компании «К».

Из акта налоговой проверки следует, что в нарушение статей 115, 256 Налогового кодекса отнесены на вычеты и НДС в зачет расходы по взаиморасчетам с Компанией «З».

В ходе рассмотрения жалобы установлено следующее.

Компанией «К» без составления договора согласно счет-фактуре №2 от 17.02.2015г. и накладной №10 от 17.02.2015г. приобретены 4 головы жеребят (далее - Товар) от Компании «З» на сумму 1 000,0 тыс.тенге, в том числе НДС 107,1 тыс.тенге.

При этом, согласно представленному к жалобе договору безвозмездной передачи животных и акту приема передачи животных от 17.02.2015г. указанные животные были переданы гражданину У. (учредитель и директор Компанией «А»  в одном лице) на содержание в качестве домашних животных.

Вместе с тем, из пояснения специалиста, проводившего проверку следует, что указанные животные Компанией «К»  отнесены на вычеты как расходы по реализованным товарам (работам, услугам), при этом, первичные документы, подтверждающие выбытие товара или наличие его в остатке согласно данным бухгалтерского учета к налоговой проверке не были представлены.

Следует отметить, что деятельность Компании «К» связана с производством пестицидов и прочей агрохимической продукции (ОКЕД 20200), при этом в жалобе не приведены доводы и обстоятельства относительно целесообразности приобретения и использования вышеуказанного Товара в целях предпринимательской деятельности.

Таким образом, поскольку, Компанией «К», как налоговой проверке, так и к жалобе не были представлены первичные документы и доказательства, подтверждающие связанность данных расходов с осуществлением предпринимательской деятельностью, направленной на получение дохода и облагаемого оборота по НДС, соответственно, начисление КПН и НДС в указанной части по результатам налоговой проверки является обоснованным.

Относительно исключения из вычетов расходов по фиксированным активам следует указать, что основанием для начисления налогов по результатам налоговой проверки явился допущенное Компанией «К» нарушение требований пункта 15 статьи 100, статей 118-120 Налогового кодекса. Так, Компанией «К» необоснованно увеличена стоимость фиксированных активов в 2014г. на сумму положительной разницы, полученный в результате переоценки основных средств, и отраженное как поступление фиксированных активов. Вследствие этого, необоснованно исчислены амортизационные отчисления за 2014-2017г.г. в сумме 106 457,7 тыс.тенге.

Между тем, Компанией «К» при несогласии с начисленной суммой налогов в жалобе не приведены доводы и обстоятельства, на которых основаны требования в указанной части. Следовательно, результаты налоговой проверки в части начисления налогов по причине исключению расходов по фиксированным активам является обоснованным.

Относительно взаиморасчетов с Компанией «Д» в жалобе указано, что кредиторская задолженность по взаиморасчетам с данным контрагентом, Компанией «К» признана как сомнительные обязательства и включена в совокупный годовой доход (СГД) за 2016г. Однако, в связи с заключением дополнительного соглашения от 02.12.2016г. срок оплаты по договору был продлен. В этой связи, Компания «К» считает, что налоговой проверкой необходимо было исключить из СГД ранее включенную сумму сомнительного обязательства.

В этой связи, следует отметить, что согласно пункту 1 статьи 159 Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс) от 25.12.2017г. по завершении налоговой проверки в случае выявления нарушений, приводящих к начислению сумм налогов и платежей в бюджет, уменьшению убытков, неподтверждению к возврату сумм превышения налога на добавленную стоимость и (или) корпоративного (индивидуального) подоходного налога, удержанного у источника выплаты с доходов нерезидентов, налоговым органом выносится уведомление о результатах проверки, которое направляется (вручается) налогоплательщику (налоговому агенту) в порядке и сроки, которые установлены в соответствии со статьями 114 и 115 Налогового кодекса.

Соответственно, налогоплательщиком обжалуется уведомление о результатах проверки, вынесенное по выявленным нарушениям, приведшим в частности к начислению налогов.

В рассматриваемом случае, в обжалуемом уведомлении о результатах налоговой проверки начисление налогов произведено по основаниям (причинам), указанным в акте налоговой проверки. При этом, по результатам проверки нарушения налогового законодательства по взаиморасчетам Компании «К» с Компанией «Д», приведшие к начислению налогов, не установлены.

Вместе с тем, нормы статьи 211 Налогового кодекса от 25.12.2017г. предусматривают внесение налогоплательщиком изменений и дополнений в налоговую отчетность путем составления дополнительной налоговой отчетности за налоговый период, к которому относятся данные изменения и дополнения с учетом срока исковой давности, установленной статьей 48 Налогового кодекса от 25.12.2017г.

По результатам заседания Апелляционной комиссии принято решение – оставить уведомление без изменения, а жалобу без удовлетворения.


Рассказать друзьям:

Возврат к списку