Учёт

В чем ложь лжепредпринимательства?

4400

В чем ложь лжепредпринимательства?

Многие утверждают – в коррупции, а объективная действительность…

 

Открыть бизнес в Казахстане в сотни раз проще, чем закрыть его. Лишний раз об этом свидетельствуют наши недавние рейтинги Doing Business. Где наша страна заняла ведущие позиции именно по этому параметру.

 По параметру легкости открытия бизнеса. В закрытии, хотя и оно претерпело изменения в лучшую сторону, этого практически не ощущается. А тут еще и декриминализация некоторых видов бизнеса. Кто-то говорит, что лжепредпринимательство не грабеж или, во всяком случае, может им не быть при определенных обстоятельствах. В этом случае стражи правопорядка говорят: «Следствие покажет». Но сказку эту рассматривать объективно – трудно. Между волком и охотником слишком большая разница, хотя по сути – оба убийцы.

До восьмидесяти процентов случаев лжепредпринимательства, выявленных финансовой полицией в текущем году, приходится на коррупционные преступления. Выигрывается тендер, из государства выкачиваются деньги – и все. Но бывает и иначе. За время кризиса в показательном регионе расцвета предпринимательства – городе Алматы – закрылось больше полутора тысяч субъектов малого бизнеса. И это лишь те, которые закрылись официально. Остальные, если бы не инициатива Налогового комитета, продолжали бы существовать формально и по сей день.

Как известно, с первого января 2010 года те предприниматели, которые не пожелали обновить свои сведения «о постановке на учет об НДС», автоматически считаются ликвидированными. Такая «легализация» кое-где пришлась весьма кстати, учитывая обстоятельства. Дело в том, что в Казахстане открыть бизнес в последнее время стало в сотни раз проще, чем закрыть его. Лишний раз об этом свидетельствуют наши недавние рейтинги Doing Business.

– Чтобы открыть бизнес на физическое лицо (ИП), достаточно подать соответствующее заявление в Налоговый комитет и оплатить государственный сбор, – объяснили нам налоговики Ауэзовского района. – В течение недели вы получите патент. После чего можно будет получить расчетный счет в банке и печать предприятия. Для ТОО примерно то же самое, но первой инстанцией станет департамент юстиции. А уже затем – Налоговый комитет. Здесь понадобится примерно 2–3 недели, если все документы в порядке.

С закрытием – тяжелей. Семь кругов ада нужно пройти, если хочешь сделать это по-честному. Сначала анализ задолженностей, потом штрафы, потом проверки, проверки и еще раз проверки, что называется, «как завещал великий Ленин». Наконец самый интересный во всем этом процессе этап. Что бы вы думали? Опять ПРОВЕРКА. В общем, если платить нечем и есть хоть какие-то нарушения, проще всего просто улететь на другую планету, чтобы утром не позвонили и не обвинили во всех смертных грехах. По суммам штрафов начислят, уж будьте уверены, и вовсе со времен динозавров, причем с неизменной пеней.

Не удивительно на этом фоне, что под раздачу лжепредпринимательства подпадают и «псевдобизнесмены поневоле». Основное определение понятия лжепредпринимательства – это наличие предприятия, не осуществляющего предпринимательскую деятельность. Только по Алматы таковых среди риелторских контор можно насчитать более ста. Предприятий торговли, по некоторым данным, – около 500–600. А в сфере услуг показатели и вовсе зашкаливают.

Оказавшись в сложной экономической ситуации и утратив надежду на полюбовное решение долговых проблем, все больше компаний решаются задействовать правовые механизмы законодательства о банкротстве, чтобы заморозить свои обязательства как перед финучреждениями, так и перед государством.

– Не секрет, что значительная часть судебных дел о неплатежеспособности субъектов хозяйствования начинаются по их собственной инициативе (чаще всего неформальной). Количество таких дел в последнее время резко возросло под влиянием кризисных явлений в экономике, – рассказывает старший юрист налогового департамента Жанболат Байратов. – Бывает, что недобросовестные предприниматели активно используют финансовый кризис как формальный повод для искусственного инициирования судебного процесса о банкротстве с целью полного приостановления платежей по долговым обязательствам.

Риск утраты имиджа в казахстанских реалиях не столь значим. Если в государствах с устоявшимися деловыми традициями и развитой рыночной экономикой оказаться в процедуре банкротства означает утратить репутацию компании, в нашей стране такие последствия всерьез пугают лишь небольшое число крупных фирм, да и то преимущественно иностранных.

С этим мнением соглашается ликвидационный управляющий Василий Колобов: «Большинство топ-менеджеров придерживаются того мнения, что в мутной воде никто не разберет, что к чему, и, даже признав себя банкротом сегодня, завтра можно начать новый бизнес и получить доверие контрагентов».

Но все это неофициальная статистика из разных источников. Достаточно спорная. И все же не верить ей трудно. Не все задохнувшиеся в кризисе предприятия – лжепредприниматели с точки зрения финансовой полиции. Таких предприятий сотни в самых разных сферах деятельности. Причем о них не знает официальная статистика.

Маленький пример: кто-то имел обувной магазин, но с поднятием импортных пошлин после вступления в Таможенный союз не смог обновить ассортимент. А со старым набором товара не справился с арендой помещения и ушел в небытие, как это случилось с Рамисом Фаридовым.

– Всего лишь недельная заминка в поставках привела к краху моего бизнеса, – рассказывает он. – На пустые прилавки и мне самому больно смотреть. Покупатель же от этого надолго забывает дорогу в мой магазин. Его пришлось закрыть. И не один. Сейчас я фактически лжепредприниматель. Живу и дрожу. Еще не хватало, чтоб посадили.

На фоне правовой реформы, инициированной президентом нашей страны Нурсултаном Назарбаевым, был предпринят ряд шагов. В том числе и по декриминализации некоторых преступлений. Говоря простым языком – будут меньше сажать. По поводу одного из пунктов законопроекта о внесении поправок в Уголовный кодекс разгорелся нешуточный спор.

Депутат мажилиса парламента Владимир Нехорошев считает необходимым внести в перечень поправок декриминализацию статьи Уголовного кодекса «Лжепредпринимательство». То ли «спалился» на чем, то ли действительно знает ситуацию в стране. Думается, из этой фразы нескончаемое чувство юмора депутата позволит сделать объективные выводы и не повлечет за собой судебный процесс.

– Как сказал зампрокурора Иоган Меркель, мы каждый год сажаем и сажаем людей. Мы почти сравнялись с самой карательной страной – США. Уже появился термин «тюремное население». Мне непонятно, почему статья 192 «Лжепредпринимательство» не исключена из поправок? – возмутился народный избранник.

По мнению депутата, не нужно осуждать предпринимателя на лишение свободы, необходимо «спросить» с него по полной и пусть работает дальше. Мол, настоящий предприниматель денег завсегда сыщет, а от этого и государству польза, и предпринимателю. То есть если по представленному законопроекту за лжепредпринимательство предусматривается снижение срока лишения свободы с 5 до 3 лет, то депутат Нехорошев предлагает ввести лишь штрафы с компенсацией.

Уж что-что, а штрафы наши налоговики назначать умеют. Не считаясь ни с чем. Начинающий ты, умышленно ли или по незнанию, но выплатишь, так или иначе, сумму, превышающую иногда совокупный доход. В самой Генпрокуратуре, которая принимала непосредственное участие в разработке поправок, по этому поводу ответили однозначно, не цацкаясь.

– При разработке законопроекта была создана соответствующая рабочая группа, было определено несколько принципов и подходов решения вопросов декриминализации по этому законопроекту. Первый принцип: мы не должны были лишить правоохранительные органы реальных рычагов защищать права наших граждан. Второй: мы не должны были разрешить ущемлять интересы государства. Что касается декриминализации лжепредпринимательства, мы решили ее не декриминализировать, – сказал замгенпрокурора Иоганн Меркель.

И добавил, что среди экономических преступлений вносимыми поправками декриминализируется 20 процентов, а по остальным введено наказание, не связанное с лишением свободы.

 

Алексей ХРАМКОВ, Алматы

 

Реально ли декриминализировать лжепредпринимательство в Казахстане?

Постоянная рубрика "Вопрос дня":

 

Ерзат АЛЬЗАКОВ, депутат мажилиса, НДП «Нур Отан»:

– Реально. И сейчас этот вопрос стоит очень остро. Бизнес-сообщество требует, чтобы мы разобрались с термином «лжепредпринимательство» и прекратили все предприятия подгонять под одну статью. Сегодня ситуация такова: если у честной компании есть нечестный партнер, за его действия накажут всех. И получается, что невыгодно платить налоги и работать добросовестно. Поэтому сейчас идет работа над соответствующими поправками в три статьи Налогового кодекса, где будет учитываться этот момент. Более того – если кто-то из бизнесменов уже уплатил штрафы за нарушения, которых не допускал, мы хотим обязать соответствующие службы засчитать эти деньги как налоговые отчисления. Но не надо думать, что теневые предприниматели смогут с помощью поправок уйти от ответственности. Те, кто создавал фирмы для отмывания денег и других видов мошенничества, будут отвечать по всей строгости закона.

Магбат СПАНОВ, доктор экономических наук:

– Если государство захочет, оно декриминализирует все что угодно. Но это палка о двух концах. Сегодня мы отменим такое понятие, как лжепредпринимательство, завтра теневой сектор экономики будет мошенничать с чистой совестью, не неся за это никакой ответственности. Здесь необходимо принять меры, которые позволили бы работать честно, но в то же время не устроили бы общей амнистии для тех, кто нарушает законы. А это очень трудная задача, и я не позавидую тем, кто сможет облечь эту формулу в действующий закон. А организовывать очередную, уже третью по счету финансовую амнистию – это неправильно. Некоторые государства раз в сто лет разрешают теневой экономике покаяться и заплатить налоги. У нас же это происходит регулярно. Значит, это кому-то выгодно?

Сергей УТКИН, юрист:

– Насколько я знаю, у нас сейчас аховая ситуация с определением лжепредпринимательства. С помощью этого термина финансовая полиция просто кошмарит наш бизнес. Другого слова и не подберешь. Любую компанию могут привлечь, если в течение последних пяти лет хоть один ее партнер прокололся и где-то нарушил закон. Ну это же абсурд полный. У нас же предприниматели занимаются бизнесом, а не расследованием того, с чем связаны их партнеры. Я слышал такой факт: когда у компаний возникают проблемы с легализацией черного нала, они обращаются к фирмам-посредникам. И зачастую эти фирмы организованы сотрудниками финпола. Таким образом бизнесменов заманивают в сети. А там уже разговор не об уплате штрафа, а о более серьезных санкциях. Соответственно, и суммы возрастают. Поэтому мне кажется, что ни финполу, ни налоговой не выгодно, чтобы в стране декриминализировали лжепредпринимательство.

А как считаете вы?


Источник: газета "Литер"


 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено