Елена Бахмутова: Регулирование должно быть… незаметным, но жестким

Документ распечатан с веб-портала:
https://uchet.kz

Елена Бахмутова: Регулирование должно быть… незаметным, но жестким

Отечественной банковской системе пришлось выдержать непростой экзамен на устойчивость. Тем не менее реальность оказалась лучше многих прогнозов. А как оценивает надзорный орган устойчивость банковского сектора и что сулит ему обещанная регулятором контрцикличность? Об этом говорим с председателем Агентства финансового надзора Еленой БАХМУТОВОЙ.

Отечественной банковской системе пришлось выдержать непростой экзамен на устойчивость. Тем не менее реальность оказалась лучше многих прогнозов. А как оценивает надзорный орган устойчивость банковского сектора и что сулит ему обещанная регулятором контрцикличность? Об этом говорим с председателем Агентства финансового надзора Еленой БАХМУТОВОЙ.

– Елена Леонидовна, уже озвучено, что внешний долг банков благодаря реструктуризации сократится на 10 миллиардов долларов. Но есть потери, которые дороже денег, – репутационные. Как их вы оцениваете и что должно измениться в нашей системе регулирования, чтобы восстановить доверие международных кредиторов?

– Известный аналитик Екатерина Трофимова из Standard & Poor’s утверждает, что интерес инвесторов к долговому рынку, в том числе банковскому сектору, присут­ствует. Я разделяю это мнение. Встречаясь с инвесторами, в том числе кредиторами реструктурируемых банков, мы не видим явного неприятия казахстанского рынка и полагаем, что у наших отдельных банков есть возможность выходить на международный рынок капиталов. У некоторых банков были проблемы, но в результате транспарентности реструктуризации их репутация была сохранена, и доверие не потеряно.

– То есть известные проблемы двух банков не были перенесены на всю систему?

– Думаю, кредиторы оценили в этой непростой ситуации самое главное: приверженность государства рыночным подходам, разделение обязательств и ответ­ственности частного бизнеса и государ­ства. Поэтому довольно жесткая позиция Правительства, не согласившегося принимать на себя долги частных банков, была в конце концов принята кредиторами. Сохраняется доверие к рынку и с точки зрения регулирования. Мы, приверженцы рыночного подхода в регулировании, естественно, с учетом рисков, которые несет система. Мы и теперь не будем «изобретать велосипед»: базируясь на международных принципах регулирования, которые сегодня проходят бурное обсуждение, будем адаптировать их к собственной системе с тем, чтобы минимизировать риски, которые возникают непосредственно в Казахстане.

– Впервые заявив о контрцикличности регулирования, вы озадачили участников рынка. Но, похоже, не инвесторов…

– Контрцикличность – это один из ключевых элементов реформирования финансового сектора как в общемировом, так и в на­циональном масштабе. И наш подход – конт­рцикличность, предсказуемость действий регулятора и целостность надзора. Нужно понимать финансовый институт как целый организм с учетом всех процессов, которые происходят, не выделяя какой-то отдельный кусочек. Смысл в том, чтобы рассматривать риски системы в целом и воздействие каждого финансового института, в первую очередь системно значимого, на нее. Не упустить ни один финансовый институт, даже небольшой, который несет в себе потенциальные риски, которые могут впоследствии быть спровоцированы на всю систему.

Мы говорим о совместимости мер макропруденциального регулирования с регулированием на микроуровне. Этот интегрированный, системный подход непрерывного регулирования должен обеспечить целост­ный охват, при этом оставаясь… незаметным! Здесь как с движением на дороге, чем она лучше, тем меньше на нее обращают внимание. И вспоминают лишь, когда она не в порядке. Так и у нас, кризис будет преодолен тогда, когда все (кроме профессионалов) перестанут говорить о финансовом рынке и, тем более, о регуляторе. Законопослушные участники рынка не должны замечать регулирование, но потенциальный или реальный нарушитель должен его ощущать. В этом наша цель. При этом механизмы защиты прав инвесторов и потребителей финансовых услуг будут усилены. В том числе за счет повышения качества корпоративного управления и прозрачности деятельности финансовых организаций, совершенствования системы риск-менеджмента, внутреннего контроля.

Так, в рамках этой политики будут усовершенствованы процедуры стресс-тестинга, систем раннего реагирования и разработки планов по ограничению рисков. Контрцикличный подход будет применен в вопросах формирования резервов под возможные потери: в период экономического роста требования будут повышены.

– Не могу не спросить о миноритарных акционерах, вопрос защиты которых актуален не только для Казахстана. Понятно, что, приобретая долевые бумаги, они должны быть готовы как к доходам, так и к убыткам. Поскольку, даже если их доля акций мала и их роль в управлении ничтожна, они разделяют ответственность за плохой менеджмент. Но все-таки что они могли бы предпринять в ситуации с Альянсом для защиты своих интересов?

– Как правило, миноритарии заходят в АО с одной из двух целей: участвовать в управлении или заработать на покупке-продаже. Первое достаточно сложно. Однако в нашем законодательстве есть норма, позволяющая объединиться некрупным участникам, для того чтобы выбрать независимого директора, внести предложения совету директоров, инициировать проведение собрания. И таким образом воздействовать на принятие решений через совет директоров, контролировать его и действия должностных лиц банка. Кроме того, в случае несогласия с решениями, принимаемыми общим собранием, и отдельными решениями совета директоров (например о крупных сделках), миноритарный акционер вправе потребовать от АО выкупа принадлежащих ему акций.

Что происходило в Альянсе? Там были злоупотребления, однако миноритарии, владея акциями, никак не влияли на совет директоров, должностных лиц. Они занимали пассивную позицию, не вмешивались в политику мажоритария, который самостоятельно управлял и, как выяснилось, злоупотреблял. Это можно было бы предотвратить через качественное внедрение принципов корпоративного управления. Значит, акционеры решили просто купить бумаги на рынке и заработать. Это нормально. Однако мало просто вложить деньги в долговые, а тем более долевые бумаги, нужно уметь мониторить рынок, следить за ликвидностью своих бумаг, за фундаментальными факторами, уметь читать информацию. Важно понимать, что происходит с компанией, каковы результаты ее деятельности, есть ли события, которые влияют негативно на ее деятельность, на рыночную стоимость бумаг. Такие события были у Альянса. Они стали известны в январе 2009 года, когда появилась информация о продаже пакета. Далее появилась публичная информация о хищениях, а начиная с июня на сайте АФН была размещена информация о том, что у банка негативный капитал. Все это уже сигнализировало о проблемах банка. В этот момент акции Альянса обращались, и у любого мотивированного инвестора на рынке ЦБ тогда была возможность продать терпящие убытки бумаги эмитента.

– Кому продать?

– Не нужно забывать, что бумаги обращались на KASE и имели маркет-мейкера, который имел обязанности по покупке этих ЦБ. К сожалению, миноритарии наблюдали за ситуацией слишком долго – до тех пор, пока мы вынужденно воспользовались своим юридическим правом и принудительно забрали акции у всех действующих акционеров.

– То есть практически до декабря 2009 года миноритарии Альянса могли еще избавиться от его бумаг?

– Бумаги были делистингованы в ноябре. Хочу также напомнить, что при покупке акций банков есть специфика. Действует законодательная норма о принудительном выкупе, поскольку банк – это особенный институт, способный вызвать системный риск. Поэтому в приоритете – интересы депозиторов, клиентов банка. Вполне естественно, что позиция акционера отличается от позиции кредитора, который в данном случае находится в преимущественном положении. Поскольку акционер в первую очередь отвечает за финансовую устойчивость организации, то его право на компенсацию – в последней очереди. Как правило, примеров, когда акционеры что-то получали в таких случаях, практически нет. К сожалению, владельцы привилегированных акций – тоже акционеры.

– Вы не опасаетесь, что история с миноритариями Альянса негативно скажется на развитии фондового рынка?

– Я не думаю, что эта ситуация отвратила большинство мелких участников от работы на фондовом рынке. Напротив, я считаю, что через понимание рисков, повышение инвестиционной грамотности мы привлечем больше мотивированных участников на фондовый рынок. Ну а если человек считает, что не может квалифицированно этим заниматься, но хотел бы приобретать ЦБ, то лучше это сделать через паевые инвестиционные фонды.

– Тем не менее такие уроки финграмоты слишком дороги: теперь АФН получает судебные иски неудачливых игроков рынка…

– Я считаю, что защита своих интересов в суде – это нормальная практика. Нужно уметь отстаивать интересы, если убеждены, что они нарушены. В Казахстане это предусмотрено статьей 9 Гражданского кодекса. Но также, как и миноритарии, АФН готово в суде обосновать свою позицию. Мы поступали строго в соответствии с действующим законодательством, согласно главе 6-1 Закона «О банках и банковской деятельности в РК». Процесс реструктуризации Альянса также шел в правовом поле. И 15 декабря 2009 года конкурсные кредиторы банка (95,1%) проголосовали за одобрение плана реструктуризации.

Если говорить о проблеме в целом, то мы понимаем необходимость совершенствования корпоративного управления, особенно в вопросах защиты прав участников рынка, в том числе и миноритариев. Это нужно делать, повышая персональную ответственность крупных участников АО, должностных лиц, членов совета директоров. Через разделение их интересов. Через публичность информации об эмитентах, в том числе финансовой. Только в таком случае можно добиться управления компанией не в интересах отдельных крупных акционеров, а в интересах всей компании в целом и всех заинтересованных лиц.

– Общественность и СМИ внимательно следят за ситуацией в БТА и Альянсе. А как обстоят дела в Темирбанке и в компании «Астана Финанс»?

– На сегодня АО «Астана Финанс», проводящее реструктуризацию на добровольной основе, не является финансовой организацией. Все лицензии на лицензируемую финансовую деятельность они сдали, поэтому вопросы реструктуризации компании не входят в компетенцию АФН. Но мы держим холдинг на контроле, поскольку в его составе – две страховые компании и банк. С возникновением проблем у холдинга агентство настаивало на снижении его доли крупного участника в этих «дочках» либо предлагало передать доли в доверительное управление. К сожалению, этот процесс затянулся, и первого февраля на правлении АФН было принято решение об отзыве согласования АО «Астана Финанс» на право крупного участника в банке и двух СК. И теперь в срок до первого апреля доли пакета АФ в этих структурах должны стать менее 10%. Но если процесс реструктуризации пройдет в эти сроки, и компания выполнит нормативы по достаточности капитала, то агентство может пересмотреть решение об отзыве.

Что касается Темирбанка, то комитетом кредиторов уже согласованы условия ре­структуризации. Сейчас банк находится в процессе обсуждения технических деталей с кредиторами, и мы ожидаем, что к концу первого квартала будет ясность. Если кредиторы одобрят план, то основной этап реструктуризации будет завершен.

– Как в целом АФН оценивает устойчивость банковского сектора?

– Нынешнее его состояние я бы назвала удовлетворительным, даже несмотря на продолжающуюся реструктуризацию нескольких банков. В системе сохраняются риски, но они находятся на контролируемом уровне. Основными факторами, вызывающими беспокойство, остаются качество ссудного портфеля банков и высокий уровень кредитного риска. Но это было нами ожидаемо, поскольку в течение всего 2009 года финансовый сектор был вынужден работать в сложных условиях в связи с сохранением нестабильности на мировых рынках. Приведу некоторые цифры. За минувший год доля неработающих кредитов в банковской системе выросла в 4,5 раза и достигла 3,5 трлн. тенге (36,5% от общего ссудного портфеля). При этом объем провизий по займам составил на начало текущего года 3,6 трлн. тенге (37,7% от портфеля). Это достаточный уровень покрытия сформированными провизиями неработающих кредитов. Стоит отметить, что преобладающая часть неработающих кредитов приходится на БТА и Альянс. Без их учета доли неработающих кредитов и сформированных провизий складываются на более низком уровне – 17,9% и 19,6% соответственно. Но поскольку в экономике еще присутствуют риски и еще не все проблемные кредиты проявились в балансах банков, то мы еще ожидаем небольшое ухудшение портфеля.

Наряду с кредитным риском озабоченность вызывали риски ликвидности и рефинансирования. В 2009 году был реализован комплекс мер по стабилизации сектора. В частности, поэтапно снижались внешние обязательства банков. Ликвидность банковской системы сейчас находится на приемлемом уровне, что также свидетельствует об адекватности принятых государством мер и о своевременной корректировке регуляторных мер АФН. Нормативы ликвидности выполняются банками с некоторым избытком. Но есть проблема ограниченности долгосрочного финансирования, особенно в национальной валюте.

Особо хотелось бы отметить, что доверие населения к сектору не было потеряно. Привлеченные вклады клиентов за год выросли более чем на 30%, превысив к началу текущего года шесть триллионов тенге. Таким образом, повышению устойчивости сектора способствовали своевременное формирование резервов под проблемные активы, рост краткосрочной ликвидности, безусловно, в первую очередь благодаря государственной поддержке. И самое главное, на наш взгляд, стабилизации способствовало изменение банками подходов к своему бизнесу.

Алевтина ДОНСКИХ. Газета "Казахстанская правда"


Рассказать друзьям:

Возврат к списку