Учёт

А.Перуашев: Принятые изменения в Налоговый кодекс представляют угрозу предпринимательским свободам, составляющим основу рыночной экономики

3020

Выступление по проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в законодательство по вопросам налогообложения»

Пленарное заседание Мажилиса, 23 октября 2013 г.

Уважаемый г-н председатель, уважаемые коллеги.

Фракция ДПК «Ак жол» на всем протяжении работы Мажилиса над указанным законопроектом неоднократно высказывалась против ряда концептуальных позиций.

Нужно отметить, что некоторые из них были учтены в ходе второго чтения. В частности:

- Рабочей группой поддержана норма по сокращению ограничений перехода на специальный налоговый режим субъектов малого и среднего бизнеса (ст.428 НК), а также относительно сохранения права индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность на основе патента, не применять при денежных расчетах контрольно-кассовые аппараты (ст.645 НК) .

- Особо следует отметить принятие поправок по ст. 448 НК относительно сохранения льготного режима по производству продукции животноводства, птицеводства и пчеловодства. Данные нормы направлены на поддержку отечественных сельхозтоваропроизводителей, что является очень актуальным накануне вступления Казахстана в ВТО.

- Определённым достижением можно считать принятие поправки по ст. 599 НК относительно погашения недоимки по налоговым обязательствам за счет образовавшейся переплаты на лицевом счете налогоплательщика, без заявления налогоплательщика. С принятием данной нормы автоматически снимаются вопросы по применению ст. 610. Нет задолженности – нет пени.

Есть и другие положительные решения.

Вместе с тем, фракция партии «Ак жол» считает необходимым отметить, что сделанные уступки не меняют природы данного законопроекта, особенно в сопоставлении его направленности с проектом бюджета.

Практически, нам удалось отбить только некоторые из предлагавшихся нововведений, большинство из которых направлено на ужесточение налогового администрирования бизнеса, в том числе путём отказа от достижений налоговой реформы 2008 года.

Поэтому мы не разделяем некоторой эйфории, которая имеет место по поводу пересмотра подходов к имущественным налогам.

Как мы уже отмечали, законопроект не содержит ничего из тех принципиальных решений, о которых из года в год просит бизнес: это и проблема лжепредпринимательства, и арест счетов, нелепые штрафы за авансовые платежи, презумпция добросовестности налогоплательщика, отраслевые ставки НДС и многое другое.

Зато приняты дополнения в ст. 19 относительно наделения налоговых органов правом предъявлять в суды иски о признании сделок недействительными, наряду с исками о ликвидации юридического лица и др.

Как нами уже отмечалось в ходе первого чтения, даже при прежней редакции имели место десятки случаев сомнительного использования данной нормы налоговыми органами для ликвидации и банкротства дееспособных и платежеспособных предприятий, при налоговой задолженности в 50, 30 и даже 1% от суммы активов этих компаний.

В результате применения на практике данной нормы десятки предпринимателей стали банкротами, сотни людей потеряли работу и выброшены на улицу; государство лишилось налогоплательщиков, банки – платежеспособных заёмщиков.

И вместо того, чтобы серьёзно разобраться для чего, в каких целях эта норма так губительно применяется, мы её ещё и расширяем!

Причём сначала рабочая группа приняла нашу поправку по исключению таких полномочий, но профильный комитет переголосовал и принял редакцию разработчика. И я снова вынужден задать этот вопрос: для чего, в каких целях это сделано?

Доводы Генеральной прокуратуры о том, что им не хочется быть «лишним» звеном при предъявлении подобных исков в суд мы считаем неубедительными.

Во-первых, в случае обоснованных сомнений в законности сделок, заняться их расследованием способны органы финансовой полиции, это их прямая обязанность.

И если мы такими принудительными функциями наделяем ещё и налоговые органы, то нужно ставить вопрос о ликвидации одной из этих структур – либо налогового комитета, либо финансовой полиции, так как они начинают дублировать друг друга.

Во-вторых, именно органы прокуратуры обязаны осуществлять надзор за правоприменительной практикой. А с учётом предыдущих тенденций, в данном вопросе нужно было не самоустранение прокуратуры, а напротив – ужесточение надзора.

Принятое решение по данной статье наглядно характеризует существующие проблемы адекватного восприятия экономических процессов отечественными госорганами. Фракция ДПК «Ак жол» считает это решение одной из серьёзных ошибок законопроекта.

Другой пример – отклонение профильным комитетом поправок фракции «Ак жол» по нормам, обеспечивающим защиту законных прав и интересов налогоплательщиков в случаях противоречивости конкретных норм действующего налогового законодательства, на основе признания презумпции добросовестности налогоплательщика.

Сравнительно-правовой анализ законодательств показывает, что аналогичные нормы закреплены как в НК, так и в КоАПе большинства стран СНГ, таких как Россия, Белоруссия, Азербайджан, и даже Кыргызстан.

Например, в РФ п.7, ст. 3 НК предусматривает, что «Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика».

Одновременно в п.4, статьи 15 КоАП РФ предусмотрено: «Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица».

В ст.11 НК Кыргызстана закреплен принцип презумпции добросовестности: «Налогоплательщик и налоговый представитель признаются действующими добросовестно, пока этот факт не будет опровергнут на основании документально подтвержденных сведений в соответствии с порядком, установленным налоговым законодательством Кыргызской Республики».

Мы же предпочитаем считать всех предпринимателей заведомо виновными в уклонении налогов, отсюда проистекает не только негативное для бизнеса понимание любых противоречий в законодательстве, но и в целом отношение к бизнесу.

Но я хотел бы обратить внимание коллег, что в нашей стране запланирован в недалёкой перспективе переход ко всеобщему налоговому декларированию не только бизнеса, но и всех граждан. И отказывая налогоплательщикам в презумпции добросовестности, мы ставим всех своих соотечественников в положение подозреваемых.

Я лично, и мои коллеги по партии «Ак жол», сомневаемся в наличии такого морального права у кого бы то ни было. Напротив, считаем необходимым напомнить, что тем самым госорганы ставят в положение подозреваемых тех, кому они обязаны верно и честно служить.

Далее. Депутатами фракции «Ак жол» был предложен переходный период по обязательной установке РОS-терминалов для лиц, применяющих общеустановленный режим до 1 июля 2014 г.; а для применяющих СНР на основе упрощенной декларации до 1 января 2015 г., во избежание привлечения к ответственности за неустановку РОS-терминалов по причинам, не зависящим от предпринимателей.

Однако, было принято предложение о продлении срока установки РОS терминалов только для лиц, применяющих СНР на основе упрощенной декларации до 1 июля 2014 г.

Тем самым предпринимателей, применяющих общеустановленный режим, мы загоняем в правонарушители, не собираясь разбираться, была ли у них возможность исполнить предъявляемые требования. А это означает ничем не оправданные штрафы, пени, аресты счетов и т.д.

Но ведь Глава государства постоянно говорит всем: поддержка бизнеса есть дело каждого госоргана и каждого чиновника. Получается те, кто делает предпринимателей без вины виноватыми - выступают против политики Президента.

Также оказалось заблокировано предложение «Ак жола» по ст. 68 НК относительно представления отдельной категорией физических лиц налоговой декларации исключительно в электронном формате. Это необоснованное ограничение прав налогоплательщиков. Во всем цивилизованном мире всем категориям налогоплательщиков даны равные права по представлению налоговой отчетности, как на бумажном носителе, так и в электронном формате, которые являются равноценными и равнозначными.

Учитывая уровень и скорость интернета, даже не в сёлах, а в крупных городах – это требование также повлечёт появление новых «нарушителей» поневоле. Зачем такие требования, кому это нужно, делать полстраны виноватыми перед нашими доблестными налоговиками?

По всему законопроекту полно таких новшеств, когда за любые вопросы, без выяснения их причин, на предпринимателя возлагается и ответственность, и несоразмерные финансовые санкции.

Можно уже сейчас определённого говорить, что вместо стимулирования доходов экономики и роста налогооблагаемой базы, вместо вывода из тени недобросовестных налогоплательщиков, данный закон будет выдавливать предприятия в тень, создаст условия для злоупотреблений и коррупции, для сокращения деловой активности. Более того, он представляет угрозу предпринимательским свободам, составляющим основу рыночной экономики.

Такой подход противоречит как интересам отечественного бизнеса, так и логике экономического развития в целом.

Фракция партии «Ак жол» в ходе первого чтения внесла пакет предложений по снятию существующих и возникающих угроз бизнесу в этом законопроекте.

Как уже отмечалось, немалая часть из них принята, но 35 поправок, нередко носящих концептуальный характер, заблокированы. Причём, в ходе рабочей группы разработчики всячески уклонялись от их обсуждения, постоянно оставляя на доработку; а затем одним махом они были отклонены.

Ввиду дальнейшей бесперспективности дискуссии, эти поправки нами сняты.

Депутатам «Ак жола» не привыкать оставаться в меньшинстве, хотя это тоже требует определённых человеческих и профессиональных качеств. Мы понимаем, что такова природа парламентаризма. Как указано в заключении Венецианской комиссии, «Право парламентского большинства - принимать решения, но право парламентской оппозиции – быть услышанной».

Азат Перуашев
ДП Акжол

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено